saavas (saavas) wrote,
saavas
saavas

Общество и религия

Религия как феномен сопровождает общество практически с момента его появления и в той или иной форме присутствовала во всех известных нам цивилизациях. Первой информацией, которую человечество стало бережно сохранять в письменной форме, чтобы передавать из поколения в поколение, стали религиозные писания. Очевидно, что это не простое совпадение и религия выполняет важную роль в конструкции общества, поэтому будет совсем не лишним с этой ролью разобраться. Начну с чужих мыслей, почерпнутых отсюда: http://elementy.ru/news/430894

Вот что пишет Pascal Boyer:

Люди отличаются от других приматов способностью образовывать очень большие коллективы (объединения, коалиции) неродственных индивидуумов. Это чрезвычайно «ресурсоемкое» в интеллектуальном плане поведение. У обезьян имеется четкая положительная корреляция между размером мозга и максимальным размером социальной группы. На основе этой корреляции можно рассчитать, что человеческий мозг в состоянии обеспечить эффективное функционирование группы из 150 индивидов, но не более. Между тем люди издавна образуют куда более многочисленные коллективы (и это во многих случаях дает им огромное адаптивное преимущество).
У обезьян уходит так много интеллектуальных ресурсов на общественную жизнь, потому что они полагаются на механизм взаимного альтруизма (ты мне — я тебе), а для этого нужно каждого сородича знать лично, поддерживать с ним какие-то взаимоотношения, помнить историю этих отношений и знать «моральную репутацию» каждого члена коллектива.
Мозг человека не мог увеличиваться до бесконечности, поэтому пришлось вырабатывать специальные адаптации, чтобы сделать возможным функционирование больших коллективов, в которых не все знают друг друга лично. Одной из таких адаптаций стала способность подавать, распознавать и высоко ценить сложные, дорогостоящие и трудно подделываемые сигналы, смысл которых — «я свой», «я один из вас», «я хороший», «мне можно доверять».
Религии сумели использовать к своей выгоде и это свойство человеческой психики. Не случайно во многих религиях придается большое значение самым «дорогостоящим», изнурительным ритуалам, а также верованиям, которые кажутся чуждыми и нелепыми представителям всех прочих религиозных групп. Люди таким образом доказывают другим членам группы собственную лояльность и готовность следовать групповым нормам просто потому, что «так у нас принято».

Вторая важная сторона распространения религий озвучена канадскими психологами Арой Норензаян (Ara Norenzayan) и Азимом Шарифом (Azim Shariff) из Университета Британской Колумбии. Они обсуждают доводы «за» и «против» идеи о том, что религия является полезной адаптацией, способствующей сплоченности коллективов. Многие ученые допускают, что религия может стимулировать людей к «просоциальному» поведению (то есть к заботе об общем благе, в том числе и с ущербом для себя).
Действительно, большинство религиозных систем открыто поощряет просоциальное поведение. Поэтому мысль о том, что религия могла возникнуть как адаптация, повышающая приспособленность (репродуктивный успех) индивидов, живущих большими коллективами, кажется вполне правдоподобной.
Авторы полагают, что если религия действительно адаптивна, ее «полезность» должна быть связана прежде всего со стимуляцией просоциального поведения, а также с потребностью людей постоянно доказывать ближним свои высокие моральные качества, благонадежность и готовность жертвовать личными интересами на благо общества. Как известно, большой коллектив неизбежно развалится, если у него нет эффективных средств выявления и обезвреживания эгоистов-нахлебников, паразитирующих на чужом альтруизме. Поэтому в ходе биологической и культурной эволюции должны были выработаться, во-первых, надежные способы выявления и наказания обманщиков и притворщиков, во-вторых — эффективные средства для поддержания собственной репутации в большом коллективе (чтобы самого, не дай Бог, не выявили и не наказали).
Для проверки этой гипотезы проводились различные опыты. В одном из них, под условным названием «добрый самаритянин», людям предлагали пройти в лабораторию для тестирования, а на пути «подкладывали» человека (актера), на вид больного и нуждающегося в помощи. Предложит испытуемый помощь больному или пройдет мимо? Оказалось, что это не зависит от религиозности испытуемого: верующие и неверующие вели себя в этой ситуации одинаково.
В ряде других экспериментов положительная корреляция между религиозностью и просоциальностью все-таки выявляется, но только при определенных условиях. Попутно в этих экспериментах решался вопрос: что движет добрыми поступками религиозных людей? Мотивы тут могут быть разные — как чисто альтруистические (сопереживание и желание облегчить страдания ближнего), так и эгоистические (боязнь испортить свою репутацию в глазах Бога, окружающих или своих собственных).
Полученные данные свидетельствуют о том, что второй вариант мотивации встречается намного чаще. Корреляция между религиозностью и просоциальностью обычно выявляется лишь в таких контекстах, где на первый план выступают вопросы репутации. Очень показателен следующий эксперимент. Испытуемых спрашивали, согласятся ли они организовать сбор средств на лечение ребенка из бедной семьи. Половине участников сказали, что в случае согласия им действительно придется это делать. Второй половине сообщили, что даже если они согласятся, вероятность того, что их действительно попросят организовать сбор денег, невелика. Таким образом, люди из второй группы имели возможность без лишних затрат продемонстрировать Богу, себе и окружающим свои высокие моральные качества. В этом опыте положительная корреляция между религиозностью и «добротой» (просоциальностью) обнаружилась только во второй группе испытуемых. Получается, что религиозность склоняет людей скорее к альтруистической показухе, чем к настоящему альтруизму.
Тем не менее, сравнительный анализ разных человеческих культур показал, что те культуры, в которых принято верить в Бога или богов, следящих за моралью, распространяются гораздо быстрее и охватывают большее число людей, чем те, в которых боги безразличны к морали.

Резюмируем:
1. Общество как большой (явно больше 150 человек) коллектив нуждается в инструментах поддержания своей целостности. Таким инструментом выступают общественные нормы (мораль) вкупе с набором средств ее поддержания (идеологическая система). Эта идеологическая система играет роль «дальних связей» в обществе, которые могут быть относительно слабыми, но вследствие своей многочисленности удерживают систему в упорядоченном состоянии.
2. Религия – частный случай общественной идеологической системы. В СССР роль такой системы выполняла коммунистическая идеология. Разумно предположить, что в отсутствие общественной идеологии дальние связи нарушатся, регулятивные общественные механизмы работать перестанут и общество будет подвержено упадку и распаду. Процессы, которые мы наблюдаем в странах бывшего СССР, могут служить свидетельством такого упадка, включая заполнение идеологического вакуума националистическими идеями вплоть до неприкрытого нацизма (который, опять же, консолидирует общество на идеях групповой принадлежности).
3. Общественная мораль побуждает людей действовать просоциально, в этом плане ее можно рассматривать как инструмент борьбы с паразитизмом. Религия, однако, не сводится к набору моральных норм, это еще и система образования и воспитания с весьма эффективным для своего времени инструментом убеждения в форме высшего разума, постоянно наблюдающего за поведением подопечных, даже когда они находятся вдали от чужих глаз. Тот факт, что современные эксперименты выявляют лишь ориентацию на общественное мнение, говорит скорее об ослаблении веры в могущество высших сил.
Религия не просто поощряла просоциальное поведение, она воспитывала характер и волю людей. Значительная часть религиозных принципов носила характер воздержания от соблазнов самой разнообразной природы, а также стойкого преодоления жизненных тягот и лишений, характерных для той эпохи. Продвижение по религиозной карьерной иерархии означало прохождение все более серьезных испытаний на прочность духа, поэтому неудивительно, что высшие религиозные чины имели значительное влияние на светскую власть, выступая фильтром, не пропускающим недостойных. Общественное значение такого фильтра все то же: поставить заслон паразитизму (в данном случае властному). Аналогичный идеологический фильтр мы наблюдали и при советской власти, правда, в отсутствии системы воспитания воли эффективность этого фильтра достаточно быстро сошла на нет.

Tags: Новое общество
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments