saavas (saavas) wrote,
saavas
saavas

Собственность на средства производства

Итак, предположим, количество отработанного рабочего времени, а значит, и количество произведённых благ в будущем сохранится. Значит ли это, что приоритеты экономической политики остаются прежними? Ни в коем случае. Вместо набившего оскомину «экономического роста», исчисляемого процентами в год, подавляющую часть которого присвоит себе олигархия, гораздо важнее кардинально снизить неравенство как в доходах, так и в распределении имущества. С позиции среднестатистического члена общества снижение неравенства автоматически означает рост личного потребления, и по этому пункту мы вправе ожидать горячей поддержки со стороны большинства населения. Возможно, это не будет рост доходов в разы – большая часть имущества богатейшей части населения представляет собой производственный капитал, и его перераспределение никак не отразится на текущем потреблении граждан. Однако и перераспределение ренты (прибыли, получаемой собственниками капитала) от олигархов на всех членов общества способно ощутимо поднять средний доход, а значит и спрос, создав условия для дальнейшего экономического роста. В случае, если нашей целью является не разовая акция, а изменение системы владения капиталом, можно говорить о смене формы собственности на него. Мы уже начинали этот разговор, но тогда ограничились лишь обсуждением обоснованности самого существования частной собственности на капитал.

Смена собственности всегда крайне болезненная процедура, и те, кому она невыгодна, отстаивают сложившийся порядок не только силой, но и обосновывают теоретически. В свою очередь, мы тоже покажем, что высокое имущественное неравенство неоптимально для общества.
Для этого обратимся к общепризнанному закону убывания предельной полезности (предельная полезность — это полезность, которую человек получает от использования ещё одной дополнительной единицы блага): с ростом потребления общая полезность, получаемая потребителем от очередной единицы блага, возрастает всё медленнее. Это означает, что если мы хотим максимизировать совокупную полезность, очередную произведенную единицу блага выгоднее передать наименее обеспеченным членам общества - для них предельная полезность будет максимальна. В таком случае совокупная предельная полезность достигает максимума в обществе полного материального равенства. Что, в свою очередь, означает возможность резко повысить совокупную полезность потребления произведённых благ снижением неравенства в доходах и в богатстве.
Безусловно, мы не стремимся к абсолютному равенству, так как неравенство – одно из тех напряжений, которые стимулируют развитие. Взгляните ещё раз на картину распределения людей по богатству: она полностью аналогична картине, описывающей давление эволюции.
Распределение по богатству схема.jpg
Только давлением среды здесь выступает оценка социумом своих членов: чем правее по шкале богатства они находятся, тем оценка выше. Кардинальное различие состоит в том, что по физическим признакам наше различие имеет генетическую природу и на самом деле обычно невелико. Богатство же имеет социальную природу, в нём нет «встроенных» механизмов защиты от расширения, а целенаправленное регулирование ширины кривой осуществлялось лишь при социализме, да и то скорее интуитивно. В результате в «свободных» условиях, к которым относится и рыночная экономика, кривая не сдвигается целиком, сохраняя форму, а начинает расширяться, причём всё возрастающими темпами. Через какое-то время возможность попасть из левой (малообеспеченной) части распределения в правую в течение человеческой жизни становится практически нулевой. Такая ситуация отрицательно сказывается на мотивации к развитию: бедным уже ничего не светит, богатым ничего не угрожает. Но ситуация стабилизируется лишь внешне: невозможность изменить своё положение посредством трудовой деятельности приводит к поиску альтернативных, в том числе силовых путей. Напряжение в обществе продолжает нарастать до тех пор, пока очередная революция не перемешает распределение богатства, проредив попутно его владельцев.
Поэтому в интересах абсолютно всех членов общества добиваться ограничения ширины распределения по богатству, критерием достаточности которого является обеспечение равенства в виде равных стартовых возможностей для каждого своего члена. И именно такого равенства позволяют добиться общественные формы собственности на средства производства. Здесь я вынужден употребить множественное число, так как при социализме времен СССР уже была провозглашена общественная собственность, которая по факту таковой не стала. Действительно, из основных прав собственника: право владения (управления) ею, право пользования (извлекать доходы и прибыль) и право распоряжения (продажи) лишь право пользования было худо-бедно реализовано – плановое хозяйство фактически не предполагало прибыли в её «классическом» понимании, поэтому можно считать, что она доставалась всем членам общества относительно равномерно. Наше понимание «общественной собственности» будет другим, но за неимением подходящих терминов будем пользоваться старым.

Вторая важная причина смены формы собственности – преодоление ограничений экономического роста и дисбалансов, свойственных рыночной капиталистической экономике. Создание высокоэффективной экономики невозможно без построения меритократического общества. Меритократия базируется на сравнении экономических результатов деятельности всех компаний и всех управляющих ими, причём достоверность сравнения требует объективности и полной открытости информации для анализа. В частнособственническом обществе интересы максимизации прибыли приводят к массовому искажению информации либо в целях минимизации налогов, либо наоборот, раздувания успехов для роста капитализации компании и бонусов руководства. Мы говорили также, что устойчивая меритократическая система требует сохранения размеров компаний и поощрения их руководства посредством переходов в более крупные и сложные организации. Более того, меритократия требует целенаправленного построения организационной пирамиды, где число компаний уменьшается по мере роста их размера. Фактически речь идёт о стандартизации размеров организаций и создании из них рукотворной упорядоченной сетевой структуры. Ни один собственник не согласится на подобные условия. Неизбежный вывод: настоящая меритократия невозможна без общественной формы собственности.
В процессе решения основной задачи – максимизации экономической эффективности, меритократия, выделяя и поощряя лучших, неизбежно приведёт к распространению подобного подхода на всё общество. Невозможно добиться от коллектива результатов выше среднего, не выделяя и поощряя самых эффективных работников. Распространяясь по экономике, меритократия позволяет нам сделать первый шаг к достижению сформулированного ранее принципа соответствия: «распределение произведённого продукта должно производиться таким образом, чтобы количество получаемых человеком благ было пропорционально его полезности для общества». Этот же принцип мы можем считать эквивалентным принципу социальной справедливости, несмотря на определенные разногласия вокруг этого понятия. Так что и в этом измерении наше общество ожидает значительный прогресс.

Меритократия решает ещё одну проблему, связанную с неконтролируемым ростом неравенства при рыночном капитализме. По мере продвижение вверх (направо) по шкале богатства в распоряжение индивида попадает все большее количество ресурсов, созданных человечеством. Как правило, большая часть этих ресурсов не потребляется, а остается в форме капитала (инвестируется). Больше богатство – больше цена ошибки. Законы оптимального развития общества требуют, чтобы «право на ошибку» соответствовало способностям распоряжающегося. На ранней стадии капитализма, в процессе собственноручного «зарабатывания» капиталов данный закон соблюдался, но с наследованием состояний, а также в современной рентно-финансовой экономике связь нарушилась (как и в нашей государственно-приватизационной). Отчасти ситуацию спасает то, что собственники капиталов предпочитают передавать управление ими в руки наемных менеджеров. Тем не менее, выбрать менеджеров тоже нужно уметь, так что полностью застраховаться от некомпетентного вмешательства собственников невозможно, особенно когда речь идёт о государственной собственности.

Следующий шаг, который нам необходимо сделать для достижения социальной справедливости: ликвидировать любые формы процентного дохода (рентного паразитизма). Рентный доход может генерироваться не только частной собственностью на средства производства, но и банковским процентом, а также сдачей имущества в аренду (прежде всего недвижимости), но к последним пунктам мы обратимся позже. Сейчас сосредоточимся именно на средствах производства и отметим, что их обобществление решает проблему автоматически. Но не потеряем ли мы в эффективности, как это случилось с общественной собственностью при социализме? Нам нужно понять, какие преимущества есть у акционерного капитала, как он влияет на совокупную эффективность экономики. Основное отличие акционерного капитала от прочих форм частной собственности – свободное обращение акций на рынке. Именно это обращение, торгуемость акциями, сделали эту форму собственности такой популярной. Оно же привело к тому, что дивидендный доход в настоящее время в значительной степени заместился доходом с курсовых разниц.
Основная причина и оправдание возникновения самой возможности заработка на курсах – объективная потребность в саморегуляции инвестиционных рынков. Механизм такой саморегуляции основан на двух рыночных институтах:

1. Оценки и сравнения результатов деятельности различных предприятий по основному количественному параметру – рентабельности, как показателю доходности сделанных вложений.
2. Перераспределения финансовых средств в пользу тех компаний, которые представляются инвесторам наиболее перспективными.

Сам по себе институт оценки выделен в отдельные специализированные организации и не зависит от господствующей формы собственности. Нам ничто не помешает воспользоваться наработанным опытом и даже самими этими организациями - для начального этапа перехода к новому обществу этого вполне достаточно. В дальнейшем можно будет доработать систему критериев согласно тем принципам, которые я приводил в главе Пирамида управления.
С механизмом инвестирования несколько сложнее. Если отталкиваться от системы, существующей в рыночной экономике, давайте для начала перечислим её недостатки и посмотрим, реально ли их устранить:

- несогласованность инвестиций. В случае появления неудовлетворённого спроса инвесторы принимают решения независимо, а потому высока вероятность одновременного ввода новых производственных мощностей и перенасыщения рынка. В новой экономике у нас есть возможность создать механизм согласования инвестиций на уровне страны в целом. Единая система обмена информацией и согласования инвестиций позволит избежать подобных проблем.
- манипуляции курсами. И оценщики, и финансисты в рыночной экономике заинтересованы прежде всего в изменениях курсов, поэтому «раскачка» рынка, инсайд, ценовые сговоры и прочие варианты манипуляций стали обыденным явлением. Большая часть акций перепродаётся при этом на вторичном рынке. Такие сделки не имеют никакого отношения к процессам саморегулирования в экономике и фактически вредны, так как приводят к «зашумлению» полезного сигнала. В ситуации отсутствия фондового рынка как такового все эти действия потеряют смысл. Напротив, стандартизация и верификация информации, а также сведение её в единую базу доходности компаний, даст возможность использовать информацию о прибыли как управляющий сигнал, а именно отделить вариации прибыли в пределах отрасли от вариаций между отраслями. Это позволит объективно оценить как эффективность управления отдельными компаниями, так и инвестиционные потребности отраслей.
- неустойчивый характер равновесия на фондовых рынках дестабилизирует экономику. Инвестиционные пузыри приводят сначала к необоснованному обогащению, а потом к падению курсов, инициирующему реальные кризисы. И то, и другое вредит экономике и обществу. Переход от акционерной формы собственности к общественной решит проблему автоматически.

Механизм финансирования компаний может иметь прямо противоположную – централизованную природу. Например, в государственном бюджете России около 10% расходов выделяется «на поддержку базовых отраслей экономики», и подобная поддержка практикуется не только в России. Централизованное финансирование (единый центр принятия решений) имеет очевидный недостаток: высока вероятность волюнтаризма, личных пристрастий или интересов лица, принимающего решения, чему осталось немало свидетельств в нашей недавней социалистической истории. Добросовестный подход к принятию решений предполагает глубокое знание темы, что требует весьма и весьма немалых временных затрат и мозговых усилий. Но можно принять решение и быстро – «на основе интуиции», а поставить подпись на документе нетрудно. Итог - в подавляющем большинстве принимающие решения начинают злоупотреблять своим правом решающего голоса. В этом плане распределённая система, когда существует сеть независимых инвестиционных центров, способна обеспечить объективный подход - процедура усредняется и решения становятся более устойчивыми. В неочевидной ситуации, как обычно бывает с неординарными идеями, вероятность найти поддержку и интерес к проекту гораздо выше, когда лица, принимающие решения о финансировании, имеют разный жизненный опыт, разное образование и представления о перспективах. Именно так работает, к примеру, система венчурного финансирования в любой развитой стране – идёт конкуренция не только идей, но и фондов за самые перспективные разработки. Поэтому в данном случае нам можно вновь взять готовое решение и адаптировать его к нашим потребностям.

Резюмируя: общественная форма собственности позволит достичь целей, определённых нами как желательные для общества. Принципы функционирования новой версии общественной собственности будут отличаться от реализованных при социализме. В том, что касается управления, она будет базироваться на создаваемой меритократической системе и существующих рыночных институтах. В части распределения прибыли нас также ждут изменения.

Tags: Новое общество
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments