saavas (saavas) wrote,
saavas
saavas

4.5. Уроки Древнего Рима

Государство – различия между Востоком и Западом.
Государство в Древнем Риме влияло на рынок не только тем, что было крупнейшим его игроком, но и через административное регулирование. Невероятный рост территорий и населения быстро выявил ограничения, присущие управлению посредством народных собраний, и после продолжительной борьбы разных ветвей представительной власти в Риме утвердился абсолютизм. Единоличное правление потребовало создания развитой бюрократической пирамиды, но размеры территории были столь велики, что один император был не в состоянии управиться со всеми возникающими проблемами. Произошло разделение империи на две административные части – западную и восточную, управляемые равнозначными императорами. Хотя законы, принимаемые каждым из императоров, распространялись на всю империю, а столица восточной части – Константинополь – копировала порядки и обычаи Рима, именно разница в администрировании во многом обусловила столь непохожую судьбу двух частей империи – восточная пережила западную почти на тысячу лет.

Прежде всего это касается кадровых назначений. На Западе старинная и знатная сенаторская аристократия, которую Диоклетиан в конце концов лишил высших должностей, стала при Константине проявлять ощутимое давление, все более претендуя на высокие государственные посты, пока к середине V века не была установлена фактическая монополия аристократии в этой области.
На Востоке не существовало укоренившейся наследственной аристократии, и поэтому императоры были более свободны. Так, почти все выдающиеся министры и генералы Юстиниана были людьми незнатного происхождения, которых он выдвигал из-за их способностей. Также и многие новые сенаторы были незнатного происхождения. Среди них были начальники солдат, которые поднялись из рядовых. Ливаний со злостью указывает на многие примеры, когда люди рабочего происхождения из обычных клерков-стенографистов дослуживались до преторианских префектов и консулов: Филипп, сын колбасника, стал консулом в 361 году, Даниан, сын гардеробщика, стал консулом в 358 году, как и полдюжины других. Эти люди основали знатные рода, из которых поколение за поколением выходили преторианские префекты и консулы вплоть до VI века. На Западе такие случаи были редкими.

На Востоке префектурами руководили либо сыновья и внуки людей, выдвинувшихся во время правления Констанция II, как например Аврелий и Анфимий, либо новые люди. Обе эти категории до принятия управления префектурой обычно проходили через несколько должностей и приобретали некоторый опыт управления. В результате в восточных частях управления финансами было поставлено лучше, чем в западных. Молодые и неопытные префекты из аристократов на Западе не могли держать под контролем своих служащих, жалованье и другие доходы которых быстро и неуклонно росли. Это усложняло сбор налогов. Эти благородные префекты также не проявляли строгости и освобождали богатых налогоплательщиков от налогообложения и прощали задолженности. Это было на руку состоятельным сословиям, а простые жители при этом были вынуждены осуществлять незамедлительные выплаты.

Социальная и экономическая структура Востока была более однородной. Основной приток богатства пришелся на годы расширения Римского государства, и оно практически полностью сконцентрировалось в руках римской аристократии. Это отчетливо видно из сравнения сенатов Рима и Константинополя. Хотя в последний входили многие состоятельные люди, даже самые богатые из этих семей не владели и десятой долей тех поместий, которые за долгое время до этого вошли в собственность римских сенаторов. В то время как земли Запада принадлежали аристократической верхушке, большая часть земель восточных территорий находилась во владении крестьянских собственников, которые платили только налоги. Поэтому основной объем сельскохозяйственного урожая оставался крестьянству. В западных же провинциях арендаторы вынуждены были платить ренту, превышающую налоги, и общие условия жизни крестьян оказывались в связи с этим хуже. Время от времени такая ситуация приводила к бунтам, на подавление которых стягивались войска, остро необходимые где-либо еще.

Утверждение абсолютизма привело к тому, что назначения на все важные и не очень должности производились лично императором, в основном по представлению (ходатайству) высокопоставленных сановников. Обычно претендентов было так много, что даже эти сановники лично не были знакомы с теми просителями, которые осаждали их приемные залы. Но при этом они были не прочь лишний раз показать свое влияние и расширить таким образом круг своего покровительства, особенно, если это было выгодно для них в финансовом смысле. Так возникла система покупки должностей suffragia, расцвет которой наблюдался еще во времена Константина и его сыновей и которая, несмотря на постоянные попытки ее искоренить, постоянно возрождалась. Юлиан, как только его провозгласили августом, заявил, что станет назначать на служебные должности по заслугам, а чтобы воспрепятствовать suffragia, издал любопытный закон, по которому человек, не получивший назначения, не мог получить обратно деньги, которые заплатил своему покровителю. Очевидно, Юлиан надеялся, что сделав нечестные сделки незаконными, он таким образом поставит им барьер. Феодосий I, наоборот, издал указ, что sponsio (обязательство), по которому за назначение на должность расплачивались землей или деньгами, являлось законным контрактом и могло иметь юридическую силу. Зосим свидетельствует, что при Феодосии II продажа должностных мест расцвела буйным цветом.
До сих пор корона не имела непосредственной выгоды от продажи должностей: весь «урожай» собирали фавориты и министры императора. При Зеноне, который постоянно находился в затруднительном финансовом положении, преторианский префект Себастьян (474 — 480 гг.) использовал систему suffragia в интересах казны. После распродажи должностей Себастьян забирал себе причитавшийся процент доходов, но при этом большая часть денег доставалась императору. Иногда право назначать на определенные должности продавалось навсегда за значительную сумму денег.
В результате того, что система становилась все более традиционной и распространилась от правителей провинций до наместников и на другие посты, цены постоянно росли с ужасающей быстротой. Зарплаты были маленькими, и поэтому купившие должность старались компенсировать свои убытки путем взяток, вымогательства и других незаконных побочных доходов. И когда подобные доходы обрели силу традиции, цены на должности еще больше возросли, а вымогательство, необходимое для того, чтобы сводить концы с концами, приняло широкие масштабы.
Например, через два века после официального запрещения Феодосием I всех языческих культов сельские жители Сардинии, которые были язычниками, продолжали совершать свои ритуалы, платя при этом правителю провинции за то, чтобы он смотрел на это сквозь пальцы. Что еще хуже, так это то, что когда благодаря усилиям папы Григория Великого их крестили, правитель продолжал собирать с них деньги, — по его словам, он заплатил такой большой suffragium за свой пост, что не мог отказаться от этих привычных дополнительных доходов.

Судя по всему, suffragia процветала среди круга лиц, занимавших гражданские должности среднего и низшего порядка. Высшие государственные должности нельзя было купить за деньги, и назначение на военные посты было менее коррумпированным. Однако министры, даже если сами они были неподкупными, были не в состоянии держать под контролем огромное количество дел, которые проходили через их руки.

Данный пример хорошо иллюстрирует несостоятельность элитарной теории власти, в которой утверждается, что специально подготовленное сословие – аристократия или элита – в состоянии эффективно управлять обществом. Её противоположность – система власти с элементами меритократии – продемонстрировала куда большие достижения.
История Рима наглядно показала и процесс вырождения иерархических властных систем на государственном уровне – в них отбор на должности идёт не только по признаку личной преданности, но и материальной заинтересованности. Видимо, в тех иерархиях, где межгрупповая борьба ослаблена, материальные интересы начинают преобладать над групповыми. В таком случае коррупция – неизбежный спутник иерархических государственных систем, и единственный способ её победить – отказаться от данной модели.

Римский коммунизм.
Богатства, стекающиеся в Рим, были столь велики, что кое-что перепало и простому народу. Сначала через трибунов, потом при поддержке императоров, заинтересованных в обеспеченной старости своих легионеров и просто в спокойствии населения, были реализованы невиданные ранее меры социальной поддержки. В итоге мы имеем крупнейший исторический эксперимент, весьма близко стоящий к «каждому – по потребностям». Будет серьезным упущением не взглянуть на его результаты. Но сначала подробнее о том, что представлял собой Рим времён поздней империи.

В середине V в. и даже, кажется, в VI в. 120 000 жителей Рима продолжали получать бесплатный паек, состоящий из хлеба и свинины. И поскольку большая часть из них, вероятно, была представлена главами семейств, то свободное плебейское население города, включая женщин и детей, в 4 —5 раз превосходило эту цифру. А еще необходимо вспомнить о служащих, законоведах, врачах и профессорах, а также о многочисленном корпусе священнослужителей, студентов университета, сенаторской аристократии и о рабах, служивших среднему и высшему классу. Общее число жителей города превышало, возможно, 2/3 миллиона.
Выживание Рима как великого города оказалось возможным главным образом из-за трех факторов. Во-первых, он все еще оставался местом основного сосредоточения невероятно богатых семей старой сенаторской аристократии, которая, хотя и обитала большую часть своего времени на загородных виллах, проводила полгода в Риме и поддерживала громадные городские дома, населенные сотнями рабов, а также составляла клиентуру для ремесленников, лавочников и импортеров предметов роскоши. Более того, большие семьи превратили Рим в центр светской жизни и завлекали в него многих недавно возведенных в аристократическое звание сенаторов. Во-вторых, римская церковь получала поддержку, огромные и постоянно растущие пожертвования не только от многочисленного корпуса богатых священнослужителей; расширение духовного влияния римских пап притягивало к городу стабильные потоки подателей петиций; заключение в усыпальницу Св. Петра и Павла и множества других мучеников привлекало толпы паломников. В-третьих, Рим был самым большим на Западе центром образования, литературоведения и права, что притягивало амбициозных и богатых студентов не только из всех западных провинций, но по крайней мере в IV в. и из восточных.

В начале V века в Риме насчитывалось более 40 000 сдаваемых внаем помещений многоквартирных домов, которые в основном были населены представителями беднейших слоев общества, и 1800 отдельно стоящих домов, в которых жили богатые семьи. Для Константинополя количество сдаваемых внаем помещений нам не известно, но в городе было возведено 4388 отдельно стоящих домов, принадлежащих более представительному среднему классу гражданских служащих, адвокатов и других специалистов. Вместе с тем некоторые из выходцев этого класса домов не имели. Мы знаем, что Анфимий из Тралл, архитектор церкви Св. Софии, снимал квартиру, а одним из его соседей был преуспевающий адвокат.
Функционирование водопроводов обеспечивалось штатом общественных рабов. Вода подавалась не только в бани, фонтаны, служащие для украшения, и многочисленные общественные питьевые фонтанчики (их в Риме насчитывалось 1352), которыми пользовались бедные горожане, но также, с особого разрешения императора, в частные домовладения. В самые большие дома, располагавшие несколькими просторными ванными комнатами, могла проводиться труба диаметром двух и даже трех дюймов; жители домов средних размеров, как правило, располагали водопроводной трубой диаметром полтора дюйма, а в маленьких домиках диаметр трубы ограничивался половиной дюйма.
В обеих столицах была введена бесплатная раздача хлеба жителям, которые имели соответствующие карточки. Объем пайка в Риме был утвержден Валентинианом I и составлял шесть буханок весом по полфунта каждая. Количество человек, получающих их, доходило до 120 000. В Константинополе в 332 г. таковых было 80 000 человек, но позже их численность увеличилась.
Правительство не только предоставляло бесплатные пайки, но и импортировало зерно в количестве, достаточном, чтобы прокормить все городское население. Пшеница поставлялась как выплачиваемый натурой налог. В Рим она поступала из Африки, в Константинополь — из Египта. В Константинополе действовало двадцать общественных пекарен, производящих хлеб для бесплатной раздачи, и сто двадцать частных пекарен, которые производили хлеб на продажу. В Риме организация выпечки хлеба была более сложной и отчасти для нас неясной. Количество частных пекарен неизвестно, общественных же насчитывалось 274, большая часть которых укомплектовывалась за счет рабов или осужденных. Они должны были выпекать значительно больше хлеба, чем этого требовалось для бесплатных раздач, остальная часть продавалась по установленным низким ценам.
В Риме, хотя и не в такой степени, как в Константинополе, имела место бесплатная раздача масла, осуществляемая через 2300 лавок, и свинины. Свинина выдавалась только пять месяцев в год, по пять фунтов в месяц. Вино не было предназначено для бесплатной раздачи, но в Риме оно продавалось на двадцать пять процентов ниже его рыночной цены. Оно поставлялось как налог, выплачиваемый натурой, римскими предместьями и близлежащими провинциями.
В обеих столицах функционировали огромные общественные бани. В Риме их было 11, в Константинополе — 9. Существовали также и частные бани: 830 и 153 соответственно. Общественные бани в Риме финансировались за счет заключения контрактов на проведение солевых ванн, которые были весьма прибыльными.
Для выполнения общественных работ были каменщики, плотники, а для обеспечения населения известью, которая добывалась в провинциях Кампания и Этрурия, — обжигатели и возчики извести. Определенные цеха обеспечивали города ночными стражами и пожарниками.
Валентиниан I учредил в Риме службу здравоохранения. По одному врачу находилось в двенадцати городских районах из четырнадцати. Они бесплатно лечили тяжело больных, но им разрешалось также заниматься и частной практикой. В этом случае пациенты могли назначать врачу предварительный гонорар, но им запрещалось платить за оказываемые медицинские услуги.
Жизнь обеих столиц была полна общественными зрелищами, мероприятиями, которые проводились с особой щедростью. Обычно их зачинателем выступал император, но чаще эту функцию брали на себя сенаторы, занимавшие посты судей, квесторов (только в Риме), преторов и обычных консулов. В их обязанности вменялось проведение игр, которые включали в себя состязания на колесницах, мимы, охоту на диких животных, а в Риме IV в. и гладиаторские бои.

Этот обширный список благ, которыми снабжались жители Рима в основном бесплатно, неизбежно ассоциируется с коммунистическим раем, построить который в последний раз обещал Хрущёв. Помнится, предполагалось, что человек, удовлетворивший свои потребности, посвятит себя творчеству, развитию или научному исследованию мира. Поэтому здесь уместно задать вопрос: где длинный перечень художественных произведений, где скачок прогресса, где научные открытия, которые оставила нам эпоха римского коммунизма? Мы знаем прекрасно, что не было никакого скачка. Я лишь привожу очередное доказательство того, что коммунизм «по потребностям» - это вульгарное представление о будущем. Реальная траектория развития лежит в другой стороне.

Эволюция местного самоуправления.
Империя состояла из городов. Этим термином обозначался не только город сам по себе, но и все прилегающие к нему сельские районы и деревни. Средний город римской империи обычно не являлся крупным промышленным центром. Подавляющее большинство городов были административными центрами и местами сбыта продукции. Промышленность в них была очень слабо развита и обеспечивала лишь нужды местного населения. Почетными жителями этих городов были не купцы и ремесленники, а крупные местные землевладельцы. Города были самоуправляемыми. Граждане, которые проживали в городах, и все жители прилегающих областей избирали ежегодно магистратов, правительственной власти как таковой не было. Органом управления являлся совет, состоящий либо из экс-магистратов, либо из тех, кого выбирал народ. Члены совета, декурионы, избирались пожизненно и должны были владеть значительной долей имущества, что в античные времена означало владение землей. Так как земельные поместья обычно переходили от отца к сыну, должность члена городского совета постепенно становилась наследственной.
Совет руководил не только общественной и хозяйственной жизнью города, как-то: строительство мостовых, канализаций, водоснабжение/обслуживание храмов и церемоний, проведение театральных действий, концертов, состязаний атлетов, гонок на колесницах, организация работы гимнастических, атлетический клубов, бань, охраной порядка как в городе, так и в прилегающих районах. Более того, он оказывал важные услуги правительству. Во время введения воинских повинностей совет отбирал и отсылал рекрутов. Если в город прибывали правительственные курьеры или другие лица, наделенные специальными полномочиями, им предоставляли лошадей и жилье. Помимо этого, совет занимался сбором императорских налогов.

В конце второго — начале третьего века система местного самоуправления начала давать сбои. Финансовые ресурсы городов были очень скудными, и оплачивать по счетам приходилось именно декурионам и магистратам. В первое и второе столетия, когда силен был гражданский дух, декурионы и магистраты щедро жертвовали деньги на проведение городских состязаний и на постройку великолепных зданий. Члены городского совета старались превзойти друг друга в таких «любезностях» для города. Но в результате расходы декурионов и магистратов достигли таких огромных размеров, что на должность стали смотреть больше как на бремя, чем на честь. Местная знать перестала держаться за эти должности. Народные выборы потеряли юридическую силу из-за отсутствия кандидатов, и советы получили право выбирать магистратов из числа своих членов. Когда моральное воздействие не помогало, приходилось прибегать к принуждению судебного порядка. Всегда существовало официальное правило, что достаточно компетентные жители должны исполнять соответствующие обязанности в городских органах управления. Теперь оно приняло вид закона: компетентные люди, назначенные декурионами, должны были входить в городской совет и служить государственными чиновниками до тех пор, пока не смогут доказать юридически свой иммунитет.

Этот пример любопытен описанием шкалы успеха, существовавшей одно время в римских городах. Способом демонстрации успешности для городских чиновников была забота о качестве жизни в городе, или об общественном благе, что поразительно напоминает поведение мужчин племени хадза, соревнующихся в снабжении своего племени мясом. Фактически чиновники выражали приоритет коллективных ценностей перед личными. Неудивительно, что система породила представления о Риме как единой семье и общем отечестве, стала основанием римской морали, прославляющей «гражданина, убеждённого в том, что он родился на свет не для себя, а для всего этого света». Нам же пример говорит о том, что так отстаиваемый либералами приоритет личных ценностей не имеет под собой иных оснований, кроме культурных.

Tags: Государство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments