Сергей Саава (saavas) wrote,
Сергей Саава
saavas

4.3. Большие циклы Древнего Египта. Второй и третий циклы

Второй и третий циклы развития Древнего Египта повторяют первый в главном - ведущей роли государства. Аналогичным был и способ запуска нового цикла – через восстановление ирригационной сети и освоение новых посевных площадей. В остальном обнаруживаются интересные различия - общество развивалось, опробовались новые источники экономического роста и способы поддержания социального равновесия.

Второй цикл развития египетского общества продолжался около 450 лет и включает эпоху Среднего царства (2005—1715 гг. до н. э., XI—XIII династии) и последовавшие полтора столетия упадка. Его начало относят к царствованию фараона Ментухотепа, ставшего основателем XI общеегипетской династии (XXI в. до н. э.) и объединившего разрозненные номы в сильное централизованное государство.

Фараоны XI, но особенно XII династии восстановили общеегипетскую ирригационную систему, существовавшую в эпоху Древнего царства. Однако потребности возросшего населения требовали новых земельных площадей. Поэтому центральное правительство предприняло крупные ирригационные работы в обширной и болотистой, бывшей до сих пор малопригодной для земледелия фаюмской котловине. Был прорыт магистральный канал, соединивший фаюмскую впадину с Нилом, а ранее заболачиваемое озеро стало колоссальным водохранилищем, из которого через систему дополнительных каналов орошалась окрестная территория. Фаюм стал цветущим сельскохозяйственным районом Египта с многочисленным населением. Одним из центров оазиса стал новый город Иллахун, построенный по всем правилам градостроительного искусства, с широкими, пересекающимися под прямым углом улицами.
Введение новых освоенных площадей способствовало подъему всего сельского хозяйства: появляется более удобный плуг, облегчающий труд пахаря, выводятся новые породы крупного рогатого скота, а также тонкорунных овец, дающих ценную шерсть.
В это время египтяне освоили бронзу — металл, который по своим качествам намного превосходит более мягкую медь. Нужно сказать, что многие народы Месопотамии, Малой Азии, Восточного Средиземноморья применяли бронзу значительно раньше египтян. Это отставание было вызвано прежде всего отсутствием в долине Нила и окружающих его странах олова, необходимого компонента для получения бронзового сплава, и известной удаленностью Египта от источников добычи олова. Из других важных достижений следует отметить появление принципиально новой отрасли — производства пастового стекла (изделия из него не выдуваются мастером через трубки, а изготовляются путем разлива расплавленной массы-пасты в специальные формы).
Развивавшаяся экономика позволяла не только удовлетворять нужды всего населения, но и давала значительные излишки продукции: зерна, ремесленных изделий. Но Египет нуждался в металлах, особенно в олове и серебре, в строительном дереве, столь необходимых для ремесел. Все это активизировало торговые операции, охватывающие теперь значительно больший ареал, чем в эпоху Древнего царства. Египетские торговые караваны через Дельту и Суэцкий перешеек, через палестинские и сирийские города доходят до Малой Азии и Вавилонии. Например, при раскопках палестинского города Гезер обнаружены египетские статуи из песчаника и гранита, изделия из слоновой кости, развалины египетского храма.

В Среднем царстве произошли существенные изменения в формах государственного участия в экономике. Громадные царские хозяйства, централизованно обрабатываемые прежде рабочими отрядами и доминировавшие в эпоху Древнего царства, были раздроблены на мелкие участки и переданы частным землевладельцам с обязательством уплаты налогов и выполнения повинностей (видимо, ученые-экономисты Египта пришли к выводу о неэффективности государственной собственности и настояли на её приватизации). Аналогичный процесс происходит и во многих храмовых хозяйствах. Однако вельможные и часть храмовых хозяйств сохраняют свои размеры. Во многих произведениях Среднего царства упоминаются также небольшие хозяйства, обрабатываемые не только их владельцами, но и дополнительной рабочей силой, в том числе и рабами.

Мелкие земледельцы, составляющие основной контингент непосредственных производителей, обозначались в документах Среднего царства термином «хемууни-сут» — «царские люди». Причем так обозначались не только работники царских и храмовых владений, но и трудовое население вельможных и средних частных поместий.

Государство взяло под свой контроль организацию занятости: все «царские люди» юного возраста переписывались писцами и распределялись по профессиям (земледельцы, пастухи, ремесленники, воины, торговцы и т. д.). Возможно, в отсутствии рынка рабочей силы это был лучший способ регулирования занятости по отраслям, чтобы избежать перекосов в этой сфере. После определения профессии «царские люди» направлялись в царские, храмовые, вельможные, средние и всякие другие хозяйства, в которых они должны были работать пожизненно, хотя были возможны перераспределения рабочей силы. Причем эксплуатация «царских людей» допускалась двоякая: они или работали в централизованном хозяйстве и получали все довольствие с господских складов, или им выделялся земельный участок, с которого они кормились. Довольно распространенной практикой было и совмещение обоих типов занятости, когда выдачи со склада дополняли продукцию, получаемую с участка.

Большие успехи были сделаны и в освоении Нубии, где были открыты богатые золотые прииски. Стремясь закрепить свое господство в золотоносных районах Северной Нубии, египтяне прокладывают здесь дороги, строят систему крепостных городков, куда переселяют колонистов из Египта. Тем самым государство начинает использовать новые способы производительной экспансии – не только за счет расширения орошаемых земель, но и освоения новых территорий и новых видов занятости (в данном случае разработка месторождений золота). Скорее всего, число переселенцев в масштабе страны было невелико, решить проблему рабочих мест они не могли, но начало было положено.

Приватизация и государственное регулирование рынка труда не обеспечили непрерывного экономического роста, не спасло и расширение производительной экспансии. У нас нет достоверных данных, как менялось имущественное расслоение в этот период: возможно, уменьшились земельные наделы, выделяемые «царским людям», или заметно выросли налоги. Известно лишь, что количество рабов в период Среднего царства увеличилось по сравнению с эпохой Древнего царства. Это вполне может быть следствием усилившегося расслоения общества.

К концу третьего столетия Среднего царства основная часть населения настолько обеднела, что недовольство народных масс вылилось в открытое народное восстание против существующего строя и его властей. Любопытное описание этого восстания рабов и бедняков сохранилось в «Речении Ипусера» (так называемый Лейденский папирус № 344). «Воистину,— пишет Ипусер,— вскрыты архивы. Расхищены их податные декларации. Рабы стали владельцами рабов. Воистину: чиновники убиты. Взяты их документы. О, как скорбно мне из-за бедствий этого времени. Поистине: писцы по учету урожая, списки их уничтожены. Зерно Египта стало общим достоянием. Воистину: свитки законов судебной палаты выброшены, по ним ходят на перекрестках. Бедные люди сламывают их печати на улицах». Папирус наглядно демонстрирует восприятие сложившихся порядков восставшими: высокое налогообложение, произвол чиновников, предвзятость суда и несправедливое распределение созданных благ. Удивительно, как мало изменилось общество за минувшие с тех пор 4000 лет!

Возникшим тяжелым внутренним положением в стране воспользовалось объединение гиксосов, которым в начале XVII в. до н. э. удалось оккупировать всю Дельту, а затем распространить свою власть и в Верхнем Египте. Согласно традиции, гиксосы находились в Египте около 130 лет, но фактически их господство было номинальным, особенно в Верхнем Египте. Реальная власть была сосредоточена в руках номархов, а Верхний Египет представлял собой совокупность полусамостоятельных номов, зависимость которых от завоевателей ограничивалась лишь формальным подчинением да определенной данью. А на юге Египта влияние гиксосов практически не ощущалось, здесь господствующее положение занимал правитель Фиванского нома. Всё это время экономика Египта находилась в упадке.

Новое царство (ок. 1554-1075 гг. до н.э.)
Третий цикл в значительно большей степени, чем раньше, опирался на завоевательную экспансию. Для проведения активной завоевательной политики была реорганизована египетская армия. Под влиянием гиксосов были введены отряды колесничих. Легкие колесницы, запряженные двумя тренированными конями с экипажем из двух человек (возница управлял конями и прикрывал щитом второго бойца, вооруженного так называемым сложным луком), стремительно врывались в неприятельские ряды и вызывали там панику. Для перевозки воинов и грузов, для ведения морских битв был создан военно-морской флот. Египтяне усовершенствовали свое фортификационное искусство и стали возводить сильно укрепленные крепости, бывшие центрами их военного господства в завоеванных странах. Военная активность египетских фараонов привела к резкому возрастанию численности армии и совершенствованию ее комплектования. Новая система набора предполагала выделение одного воина от 10 взрослых мужчин.
Опираясь на мощь армии, XVIII династия проводила активную внешнюю политику и захватила обширные территории. Особенно впечатляющими были завоевания на побережье Восточного Средиземноморья. Например, фараон Тутмос III за двадцать два года царствования 15 раз совершал победоносные походы, расширив границы египетских владений до верховьев Евфрата. Успешной была военная политика Тутмоса III и на юге. Здесь были покорены местные племена вплоть до 4-го нильского порога. Границы египетской державы простирались теперь с севера до южных рубежей на 3200 км. Успешные завоевания Тутмоса III так расширили подконтрольную территорию, что преемники воинственного фараона более думали о закреплении захваченных стран, организации там своего управления, нежели о новых завоеваниях.

Важной новацией стало изменение социальной политики государства. Возможно, проанализировав ошибки прошлого, войны на этом цикле стали вестись в интересах значительно более широких слоев населения Египта, перейдя в разряд практически общественного блага. Правда, в основе этого блага лежала эксплуатация покоренных «низших рас», но вопросы морали никак не могли конкурировать с представившейся простым египтянам возможностью подняться на ступеньку выше в социальной иерархии. В первую очередь это касалось распределения рабов. После каждого успешного похода египтяне пригоняли по нескольку тысяч человек, а после одной особо удачной кампании Аменхотеп II захватил свыше 100 тыс. человек. Определенная доля пленников распределялась при этом между средним командным составом и даже рядовыми воинами, владевшими небольшими участками.
Так, например, фараон Яхмос I наградил одного из своих воинов после 1-го похода 5 головами (т. е. рабами) и 5 арурами (1,25 га) земли, после 2-го похода — 3 головами и 5 арурами. Как сообщает один из документов, египетские воины делили захваченную добычу «с радостным сердцем». Вместе с пленниками в долину Нила пригоняли сотни тысяч голов разнообразного скота, приносили золотые и серебряные вещи, изделия из бронзы, различные ценности.
Если в прежние времена египтяне довольствовались единовременно захваченной добычей, то теперь была организована систематическая эксплуатация завоеванных стран путем взимания ежегодной дани. Кроме определенного количества скота, рабов и зерна, направляемых в Египет, каждая страна обязана была поставлять продукты своего ремесла или часть своих природных богатств.

Массовый приток рабов в царские и вельможные поместья позволил переложить на них самую тяжелую и низкоквалифицированную работу, повысив средний уровень доходов «коренных» египтян, занятых более квалифицированным трудом. Интересный пример роста благосостояния трудящихся Египта в период Нового царства приводит археолог Энни Остин, проводившая раскопки в Дейр эль-Медина. Эта деревня была построена для рабочих, которые возводили царские гробницы. По словам Остин, рабочие были весьма квалифицированными мастерами.
Согласно древним текстам, найденным при раскопках, а также в других исторических документах того времени, египетское государство обеспечивало наемных работников заработной платой в виде зерна и предоставляло им жилье и служащих, чтобы они им стирали, мололи зерно и носили воду. Семьи работника жили с ними в деревне, и их жены и дети также могли извлечь выгоду из этого положения.
Среди этих текстов нашлись многочисленные ежедневные записи с подробным отчетом, когда и почему отдельные рабочие отсутствовали на работе. Почти одна треть из этих отлучек происходила, когда работник был болен. Рабочие даже могли отсутствовать, потому что были слишком пьяными или, потому что их избивали, когда они были слишком пьяными!
Как говорит Остин, счета и финансовые документы показывают, что эти «больничные» были рабочим оплачены, даже если они отсутствовали в течение нескольких дней. В текстах также имеются свидетельства, что им назначался врач и помощник, который ухаживал за больным.

Не отказалось государство и от проверенного способа обеспечить экономический рост. Вновь приводится в порядок ирригационная система и увеличиваются посевные площади. За разливами Нила было установлено постоянное наблюдение, специальные измерители уровня нильской воды (так называемые ниломеры) были установлены в районе Асуана на юге и в Мемфисе на севере, что позволяло более реально прогнозировать предстоящий урожай. Ремонтируются старые каналы, строятся новые оросительные сооружения (каналы разных профилей, дамбы, колодцы, водохранилища), что позволяет осваивать под посевы так называемые высокие поля, т. е. поля, до которых не доходит нильская вода и которые орошаются через систему каналов. Район Фаюма, как и в Среднем царстве, становится одной из житниц Египта. Очень крупные работы были проведены в Дельте. Ранее эта обширная территория, не имеющая нормального стока, представляла собой болотистую местность, мало пригодную для земледелия и используемую для разведения скота. Фараоны XIX династии приступили к проведению масштабных работ по мелиорации Дельты, дренажу заболоченных участков, спуску излишней воды и окультуриванию обширных пространств. Дельта становится одним из процветающих земледельческих районов, центром виноградарства, садоводства и пчеловодства.

Подъему египетской экономики способствовало не только увеличение материальных ресурсов и общей численности рабочей силы, но и совершенствование технической базы и технологии самого производства. Самое широкое применение для изготовления орудий труда (особенно со времен XIX династии) получила бронза. В самом Египте месторождений олова не было, но необходимые его запасы поставлялись из Сирии, подчиненной египетскому влиянию. Из бронзы стали делать орудия труда, оружие, которые по своим качествам намного превосходят существовавшие до сих пор. Усовершенствования затронули и процесс получения металла. Если прежде мастера сами раздували через примитивные длинные трубки горны, то теперь широко использовались мехи, обеспечивающие мощный приток воздуха и приводимые в движение ногами. Наряду с существующим горизонтальным ткацким станком был изобретен и вертикальный, что позволило внести ряд усовершенствований в ткацкое производство.
Совершенствуется сельскохозяйственная техника. В частности, получает распространение удобный для работы плуг с отвесными рукоятками, снабженными специальными отверстиями для рук пахаря. С помощью специальных молотов, подвешенных на длинных палках, удобно было разбивать земляные комья. Для поливки полей и главным образом огородов стали широко применяться водоподъемные «журавли» — шадуфы. Знакомство египтян с далекими иноземными странами привело к тому, что египтяне заимствовали и акклиматизировали новые растения (чечевица, смолистые деревья и др.) и новые породы скота (овцы, мулы), особой отраслью животноводства становится коневодство. Управление конными заводами считалось очень почетной государственной службой, и во главе его стоял один из высших чиновников.

Создание огромной империи, включившей множество завоеванных стран, усложнение хозяйственной жизни, в которую постоянно вмешивалось государство, сложность социальных взаимоотношений — все это поставило перед государственным аппаратом ряд новых задач и вызвало его существенную перестройку. С усложнением функций и объема государственного управления увеличилась численность чиновничества, подразделявшегося на многочисленные звенья; была установлена четкая иерархия подчинения, подробно регламентировались должностные обязанности. Сохранилась инструкция верховного сановника (везира) фараона Тутмоса III Рехмира, в которой показан сложный аппарат управления древнеегипетским государством. В период Нового царства центральному правительству удалось вытеснить наследственную номовую знать из аппарата номового управления. Как показывает инструкция Рехмира, «местные князья», т. е. представители номовой знати, должны были получать утверждение на свои посты из рук везира, иначе говоря, были поставлены под его строгий контроль. Более того, центральное правительство ввело должности градоправителей в крупные города, которые назначались из центра и, естественно, ограничивали власть местных номархов.
«Это он [везир] будет посылать окружных чиновников проводить обнесенные плотинами каналы во всей стране. Это он будет посылать местных князей и градоправителей по поводу урожая летом. Это он будет назначать начальников [чиновников] шенту в палате дворца. Это он будет слушать местных князей и градоправителей, отбывших его именем из Верхнего и Нижнего Египта. Ему будут докладывать все дела. Ему будут докладывать о состоянии крепостей юга и каждый арест человека, который будет грабить. Это он будет делать для каждой области и это он будет слушать о нем. Это он будет посылать воинов и писцов выполнять распоряжения владыки. Документ области будет находиться в его палате, чтобы можно было слушать дела о любых пашнях. Он будет устанавливать границы области, каждого пастбища, каждого храмового хозяйства, каждого владения». Как видим, степень централизации вполне в духе представлений президентов некоторых современных стран о «правильной» вертикали власти.

Для управления захваченными областями в Азии по примеру Нубии была создана египетская администрация во главе с наместником «северных стран». При наместниках находился штат провинциальных чиновников (писцов, доверенных, курьеров, военных командиров и др.). Царские наместники опирались на египетские гарнизоны, расставленные в крепостях и крупных городах, а также на местных правителей, лояльность которых была известна египетским властям.

Не забывали фараоны и о той ветви власти, которую представляло жречество. В Карнаке и Луксоре было начато строительство грандиозных храмов в честь бога Амона, поражающих воображение своими размерами и роскошью отделки. Богатства и религиозный авторитет Амона-Ра (Амон стал отождествляться с богом Ра) вели к росту политического влияния жречества на царский двор. В частности, фиванское жречество получило возможность влиять на передачу власти по наследству от одного фараона к другому через так называемый оракул Амона, т. е. «указание» Амона (фактически высшего жречества) на кандидатуру будущего наследника. Чем не сложившаяся система сдержек и противовесов во власти?

Результат - высокое качество государственного управления в течение большей части Нового царства. Удачными и грамотными реформами отметились не только первые фараоны цикла, но и многие последующие. В годы правления Хоремхеба (1334—1306 гг. до н. э.) для укрепления расшатанных финансов была проведена податная реформа, регулировавшая сбор налогов с разных слоев населения. Более того, Хоремхеб продолжал политику своего предшественника Эхнатона по выдвижению на государственную службу многих представителей средних слоев, пополнявших служилую аристократию. Выставлять себя простолюдином, вознесенным к власти и богатству царской милостью, стало настолько принятым, что даже знатный по крови вельможа старался приписать себе простое происхождение.
Энергичную борьбу повел Хоремхеб против произвола и лихоимства должностных лиц. В опубликованном во всех номах царском указе назывались суровые кары вплоть до смертной казни против казнокрадства и взяточничества государственных чиновников.

В правление Рамсеса II (1290—1224 гг. до н. э.) для упрочения господства на завоеванных территориях Нубии, Сирии и Палестины велось интенсивное строительство крепостей, где стояли постоянные гарнизоны (особенно много таких крепостей было построено в Нубии), в местные города направлялись египетские переселенцы, для обслуживания которых строились храмы (например, такие храмы обнаружены в Палестине и в Библе). Специально поставленная египетская администрация организует систематическую эксплуатацию захваченных территорий.
При нём же продолжаются ирригационные работы. Создание целой системы каналов, водохранилищ, дамб и плотин позволило ввести в сельскохозяйственный оборот обширные пространства плодородной земли. В восточной части Дельты было основано несколько новых городов. Здесь была заложена и застроена роскошными зданиями резиденция фараона город Пер-Рамсес («Дом Рамсеса»); наиболее освоенная восточная часть Дельты получила название «страны Рамсеса». Повышенное внимание фараона к этому району объясняется тем, что он рассматривал его как своего рода связующее звено между долиной Нила и новыми азиатскими владениями. Государство создало здесь необходимую транспортную инфраструктуру. По благоустроенным дорогам, пересекавшим восточную часть Дельты, в Египет направлялись награбленные в Азии ценности, шли торговые караваны азиатских купцов, передвигались военные отряды. Египет демонстрирует открытость к иноземной культуре (и технологиям). В египетских городах, например в Мемфисе, появляются колонии азиатских купцов, которые живут здесь по многу лет, строят храмы своих богов; при царском дворе появляются знатные советники с сирийскими именами; египетская религия начинает испытывать азиатские влияния: на памятниках появляются изображения иноземных божеств.

Тем не менее, растут и непроизводительные расходы. Располагая богатыми ресурсами обширной державы, фараоны XIX династии, и прежде всего Рамсес II, проводят самое активное строительство. Из наиболее известных памятников этого времени можно отметить грандиозные храмы в честь бога Амона в Луксоре и Карнаке (Фивы) и заупокойный храм фараона — Рамессей. Обширный храм Осириса был построен в древнем религиозном центре Абидосе. Несколько храмов были возведены в Нубии, среди которых выделяется величественный вырубленный в скалах храм в Абу-Симбеле. Этот храм высотой в 33 м, шириной в 38 м и глубиной в 65 м имел фасад, украшенный четырьмя двадцатиметровыми статуями Рамсеса II, у ног которого высечены 200 статуй его жен и детей.

Разумная экономическая политика фараонов не смогла переломить законы циклического развития. О скором завершении очередного цикла сигнализирует рост народного недовольства. В исторических документах конца XIII — начала XII в. до н. э. сообщается о волнениях и общественных смутах, отсутствии порядка и безопасности. Об этом образно и ярко повествует интересный источник, так называемый папирус Харриса. «Страна египетская была опустошена. Каждый человек был лишен своих прав. Они не имели правителя в течение многих лет впредь до иных времен. Страна египетская была в руках вельмож и правителей городов: каждый убивал своего соседа, большого и малого».

Стабилизировать внутреннюю и внешнюю обстановку удалось знатному вельможе Сетнахту, который утвердился на троне и стал основателем новой, XX династии (ок. 1200 г. до н. э.). Папирус Харриса сообщает, что новый фараон «привел в порядок всю страну, которая раньше была вся полна восстаний. Он поразил восставших, которые были в стране Египетской. Он очистил великий трон Египта...» Сын и преемник Сетнахта Рамсес III (1190—1159 гг. до н. э.) восстановил боеспособность армии и увеличил ее численность. На 29-м году своего царствования Рамсес III подавил волнение ремесленников, занятых на строительстве фиванского некрополя, что свидетельствовало о падении жизненного уровня даже квалифицированных рабочих и о росте классовых противоречий в обществе.
Его покровительство храмам и жречеству вело к усилению политического влияния жречества, к его вмешательству в государственные дела страны, что вызывало недовольство придворных кругов. Неизбежные противоречия внутри знати вылились в дворцовый заговор на 32-м году правления фараона. После его смерти все последующие правители династии носили громкое имя Рамсеса, но они уже не могли ничего изменить. Влияние и авторитет царствующих фараонов падал все ниже и ниже, в то время как росло влияние фиванского жречества на юге, власть номархов на местах. Египет начинает слабеть. Он утрачивает азиатские владения в Сирии и Палестине. Ливийцы же беспрепятственно хозяйничают в Западной Дельте.

С падением ок. 1075 г. до н. э. единого централизованного государства Нового царства Египет вступает в Поздний период (1075—332 гг. до н. э.) своей истории. Главное его отличие от предшествующих эпох состоит в нарастающей и к концу IX в. до н. э. достигшей максимума децентрализации египетского общества. Сразу после падения Нового царства эта единая структура распадается на ряд обособленных хозяйств, находящихся под контролем правителей отдельных египетских номов и тесно связанных с ними номовых храмов. На базе ресурсов этих хозяйств правители номов создают собственные административный аппарат и войско. Те земельные участки, которые выделялись государством в эпоху Нового царства крупным чиновникам в условное держание, с исчезновением общеегипетской центральной власти постепенно превращаются в их полную собственность. Неудивительно, что значительную часть Позднего периода Египет находится в состоянии политической раздробленности. С этим в огромной мере связан и упадок внешнего могущества Египта, так как находившихся в руках общеегипетских династий I тысячелетия до н. э. экономических и людских ресурсов было недостаточно для создания сильной и боеспособной армии. За исключением нескольких непродолжительных эпизодов, Поздний Египет не ведет завоевательных войн, а напротив, становится объектом завоевания со стороны своих африканских соседей и, позднее, великих держав Передней Азии.

Экономически с падением централизованного государства Египет вступил в полосу либерализма свободного рынка. Интенсивно развивались товарно-денежные отношения. Объектом купли-продажи стала даже земля. Широкое распространение получили денежные ссуды. В качестве единого эквивалента стоимости применяется серебро, которое в обращение поступает в виде слитков или кованых брусочков, нередко снабженных печатью того или иного храма, удостоверяющего чистоту металла.
Развитие рыночной экономики идёт по хорошо знакомой нам схеме – концентрация капитала (в данном случае земли) в руках нескольких крупных владельцев и установление ими монопольных цен, разорительная конкурентная гонка в отраслях мелкотоварного производства (в основном ремесленничества). Общинники разоряются и становятся арендаторами земли на жестких условиях: отдачи ее владельцу 1/4 или 1/3 части урожая. Разорившиеся свободные производители попадают в долговую кабалу, часто вместе с семьями. Процветают такие источники рабства, как самопродажа на определенный срок (1 год, 5 лет) и «до бесконечности», «усыновление». Ссуда предполагает отдачу 100 % годовых, нарастание ежемесячной пени в случае задержки выплаты.

Социальная атмосфера в Египте этого времени (VIII в. до н. э.) была резко накалена. Попытки отдельных правителей как-то обуздать рынок редко становились удачными. Всего 6 лет правил фараон-реформатор Бокхорис, чья власть, видимо, простиралась на Дельту и часть Среднего Египта. Ему принадлежит закон, который запрещал лишать свободы должников и разрешал брать как обеспечение долга лишь их имущество, а также уменьшал и регламентировал процент на взятую взаймы сумму. Неизвестно, сыграли ли тут свою роль интересы финансовой олигархии, но около 712 г. до н. э. Бокхорис проиграл в сражении своему сопернику — Шабаке, который, по сведениям Манефона, сжег Бокхориса заживо.

Во времена Амасиса (570—526 гг. до н. э.) Египту удалось выйти из состояния разрухи, порожденной политической раздробленностью и иноземными вторжениями. Процветали торговля, ремесла, городская жизнь. Возобновилось строительство храмов, дворцов, усыпальниц, особенно в Сансе и Мемфисе. Сам фараон снискал репутацию мудрого судьи и реформатора. При нем был снижен поземельный налог, уменьшены сборы в пользу храмов, введен контроль за доходами египтян, что должно было пресечь получение их незаконным путем.
Однако нововведениями Амасиса была недовольна олигархия старая родовитая знать. Выражало претензии жречество обделенных вниманием царя храмов. Командный состав греков-наемников и военачальников ливийцев и египтян не устраивала необходимость делить между собой привилегии и милости фараона. В конце 526 г. до н. э. фараон Амасис умирает. Вскоре в 525 г. до н. э. персидский царь Камбиз начинает войну против Египта. В решающем сражении при пограничной крепости Пелусий египтяне терпят сокрушительное поражение. Рынок так и не вывел страну из состояния кризиса. Эпоха Древнего Египта завершилась.

В заключении приведу ещё один график. Примерно так будет выглядеть история Древнего Египта в координатах «Уровень паразитизма – Уровень развития». Несмотря на возвраты, на каждом новом цикле средний уровень развития общества всё-таки рос:
Петли паразитизма в Египте.jpg
Исключение составляет лишь период Позднего царства, когда стихийный переход к рыночной экономике никак не снизил уровень паразитизма; не менялся и упавший ранее уровень развития. Фактически 300 лет Позднего царства отображаются на этом графике одной точкой.
Tags: Государство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments