Сергей Саава (saavas) wrote,
Сергей Саава
saavas

2.3. Товарные рынки. Давление потребителя

Фундаментальная основа роста производительности труда, а значит, развития нашей цивилизации, - разделение труда, которое началось со специализации на производстве отдельных продуктов. Специализация, в свою очередь, невозможна без обмена произведенным продуктом. Натуральный обмен был весьма трудоёмкой и конфликтной процедурой, поэтому появление такого продукта, который выступал бы в роли универсального эквивалента (проще говоря, денег) было огромным скачком в развитии общества. Кратко перечислю преимущества использования денег:

1. У каждого товара появилась цена. Цена служит универсальной количественной мерой, позволяющей сравнить совершенно разные продукты, её легко запомнить, сравнить и анализировать. Что немаловажно, по сравнению с прямым обменом (продукт на продукт) публичная информация о цене уменьшает вероятность обмана и обсчета.
2. До появления денег возможности обмена были крайне ограниченными – необходимо, чтобы не только вам был нужен продукт контрагента, но и ему ваш. С деньгами вы можете продать товар одному, а купить у другого – выбор и возможности найти подходящий продукт резко возрастают, а значит, снимаются ограничения по специализации производства.

В экономике, основанной на обмене, каждому из нас приходится выступать в двух ролях. В первой роли – производителя и продавца – мы стараемся оценить свой труд как можно дороже, полагая (возможно, вполне справедливо), что затратили достаточно времени, сил, а иногда вдохновения и таланта, чтобы ожидать высокой оценки. Во второй роли – покупателя и потребителя – мы движимы стремлением удовлетворить как можно больше своих потребностей, и имея ограниченный объём денег, заинтересованы в том, чтобы цены на нужные нам товары были меньше. Последствия этой двойственности проще всего оценить в такой немного искусственной модели. Пусть в некоторой замкнутой экономической системе сделки купли-продажи совершаются раз в месяц. Все работоспособные члены общества в течение месяца занимаются производством каких-либо товаров, которые и приносят на продажу. И пусть у них же на руках находится сумма денег, достаточная для покупки всех произведенных за месяц товаров (пока не важно, откуда она возникла).
Будет ли в рыночный день продан весь товар? Несомненно, нет, и тому есть несколько причин. Во-первых, не весь товар будет хорошего качества (того, на который согласны покупатели). Во-вторых, производители не имеют достоверной информации о потребностях покупателей, поэтому какого-то продукта произведут слишком много, и он останется непроданным (а какого-то наверняка мало). В-третьих, оценки производителей и продавцов о ценности продуктов не всегда совпадают (покупатели и продавцы так и не смогли договориться о взаимно устраивающей цене). В итоге покупателям для совершения всех сделок денег понадобится меньше, чем произведено товара (совокупное предложение окажется больше совокупного спроса).
Можно показать, что эта на первый взгляд парадоксальная ситуация соответствует состоянию нормального рыночного равновесия.

Сутью рыночных отношений является право покупателя на выбор (иногда его называют экономической свободой выбора). Реализация этого права требует наличия у покупателя как минимум двух (а лучше больше) вариантов, из которых выбор может быть произведён, причем выбор должен оставаться и у последнего (условно) покупателя на рынке. Эта особенность хорошо знакома продавцам, особенно в тех сферах, где личные вкусы и предпочтения доминируют, например, в продажах одежды. Все успешно работающие магазины заказывают товар с таким расчетом, чтобы даже к концу очередного сезона в торговых залах оставался достаточный ассортимент – иначе разочарованные покупатели сочтут выбор неприемлемо малым и уйдут, ничего не купив. Платой за поддержание ассортимента становится избыточное по отношению к планируемым продажам количество товара (именно так, товара заказывается больше, чем плановый объём продаж за сезон). Избавиться от излишков помогают ставшие абсолютной нормой сезонные распродажи. Обычно по «нормальным» розничным ценам удаётся реализовать около 70% сезонного заказа, остальное продаётся с уценкой.
В социалистической плановой экономике платежеспособный спрос был сбалансирован с товарным предложением. При такой системе более востребованные позиции продаются в первую очередь. То, что люди приобретать не стремятся, остаётся в продаже, так же как неудовлетворенная потребность и неизрасходованные деньги. Поскольку товары по большей части взаимозаменяемы, за неимением альтернативы рано или поздно будут проданы и мало востребованные. Фактически плановая система определяет не предложение, а спрос (потребности), навязывая людям, что именно им покупать. Гарантированный сбыт не мотивирует производителей заботиться о качестве своей продукции, и потребительские свойства товаров в плановой экономике неуклонно деградируют.

Рынок, на котором конкурирует множество независимых производителей, очень дружелюбен к потребителю. Поскольку на рынке уже есть некоторая средняя цена, то новый производитель будет на нее неизбежно ориентироваться. Если он поставит цену выше среднерыночной, и если мы предполагаем, что покупатели перед сделкой сравнивают цены и выбирают минимальную, продажи такого неосмотрительного продавца будут стремиться к нулю и стратегия будет для него проигрышной. Если цена продавца будет равна среднерыночной, его продажи также будут средними по рынку - при случайных колебаниях спроса в минус его нераспроданные остатки вырастут. Если он выбирает гарантированные продажи, он должен понизить цену. Таким образом, случайное разнонаправленное поведение продавцов приводит к понижению цен некоторыми из них, что заставляет остальных также пересматривать свои цены, если они не хотят увеличения нераспроданных запасов.

Процесс этот небесконечен – рано или поздно цена упрётся в себестоимость, поэтому по мере падения рентабельности «понижательный» энтузиазм продавцов будет спадать и ситуация стабилизируется в зоне рентабельности, которую продавцы посчитают минимально допустимой. Для того, чтобы цена на таком рынке пошла вверх, необходимо событие, которое заставит всех продавцов действовать одинаково – например, у всех повысилась себестоимость вследствие подорожания какого-то ресурса.
Что произойдет, если предложение существенно превысит спрос в данном сегменте рынка? Проблемы будет испытывать вся отрасль, вероятность получения убытков и закрытия (банкротства) предприятий заметно возрастёт. Чтобы не оказаться среди проигравших, предприниматели действуют единственно возможным образом - улучшают свой продукт. Повышают качество, наделяют продукт новыми полезными свойствами, снижают себестоимость. Постоянное улучшение продукта и производственных процессов становится обязательной политикой предприятий. Тот, кто в этом деле отстал от других – кандидат на вылет. Таким образом, конкуренция в условиях превышения предложения над спросом - источник непрерывной эволюции промышленности, основная причина, почему производство в социалистических странах (которые сделали ставку на баланс спроса и предложения) так безнадежно отстало от рыночных экономик.

Механизм рыночного саморегулирования удивительно напоминает работу естественного отбора, открытого Дарвином. Напомню, что Дарвин исходил из трёх неоспоримых фактов. Первый факт: все организмы производят на свет больше детёнышей, чем может выжить даже при благоприятных условиях. Второй: все особи внутри вида различаются между собой. Третий: по крайней мере некоторые из вариаций наследуются потомством. Из этих трёх фактов следует главный принцип естественного отбора: поскольку выжить может лишь часть потомства, в среднем этими счастливчиками окажутся те из вариантов, которым повезло оказаться лучше приспособленными к меняющимся условиям окружающей среды. Поскольку детёныши наследуют благоприятные признаки родителей, следующее поколение окажется в среднем лучше адаптировано к местным условиям.
Если провести параллели с экономикой, то превышение предложения над спросом соответствует первому условию биологической эволюции, наличие рыночного выбора, т.е. независимых производителей – второму. Передача информации об используемых технологиях производства человечеством освоена даже лучше, чем природой – предприятия имеют возможность выбора и немедленного изменения своих техпроцессов на самые передовые, чем не может похвастаться молекула ДНК. Эти замечательные свойства рынка не могли пройти мимо внимания экономистов, поэтому неудивительно, что классическая экономическая школа, также известная как экономический либерализм, отстаивала принцип: «с помощью конкуренции рынок держит всех производителей в состоянии боевой готовности, поэтому оставьте его в покое».

Со временем стало ясно, что свободный рынок не всегда работает эффективно. Теория несостоятельности (провала) рынка была предложена кембриджским профессором Артуром Пигу в 1920-х. Пигу утверждал, что в некоторых случаях рыночные цены не отражают истинных социальных издержек и выгод. Например, завод загрязняет воздух и воду, потому что те не имеют рыночной цены, следовательно, к ним можно относиться как к бесплатным продуктам. Но в результате такого «перепроизводства» загрязнения окружающая среда будет уничтожена и общество пострадает.
К несчастью, последствия некоторых видов экономической деятельности не имеют цены на рынке и, следовательно, не отражаются в экономических решениях – это явление называется экстерналия. В таком случае правительство могло бы оправданно заставить завод меньше вредить окружающей среде, то есть создать отрицательную экстерналию, с помощью специальных налогов или нормативных положений (например, штрафов за сброс избыточного количества сточных вод). Однако некоторая деятельность имеет положительную экстерналию, например успехи компании в области научных исследований и разработок (НИР). За счет новых знаний, которыми могут пользоваться другие люди, НИР создает большую ценность, чем получаемая компанией, которая ведет эти разработки. В таком случае правительство вправе платить субсидии тем, кто занимается НИР, чтобы стимулировать ее расширение.
Арсенал неоклассических экономистов, отвергающих политику свободного рынка, с 1980-х годов существенно расширился за счет создания концепции информационной экономики. Информационная экономика объясняет, почему асимметричная информация – когда одна из сторон рыночного обмена знает то, чего не знает другая, – приводит к сбоям в работе рынков и даже к их краху.
Тем не менее с 1980-х годов многие сторонники неоклассической школы также разработали теории, которые доходят до того, что отрицают возможность провалов рынка вообще. Например, теория рациональных ожиданий в макроэкономике или гипотеза эффективного рынка в финансовой экономике в основном утверждали, что люди знают, что делают, поэтому правительство не должно вмешиваться в их жизнь, – или, если пользоваться специальными терминами, субъекты рынка рациональны, следовательно, его деятельность будет эффективной. В то же время появился аргумент неэффективного государственного вмешательства – утверждение, что провал рынка сам по себе нельзя считать оправданием государственного вмешательства, поскольку действия правительства могут оказаться даже менее эффективными, чем деятельность рынка.

Сразу скажу, что не отношу себя к поклонникам неолиберальной школы, и уделяю ей такое внимание только потому, что в настоящее время именно она заняла доминирующее положение среди экономических учений. Провалов у рынка гораздо больше, чем обычно считается. Вот пример одного из них.

Проблема тропического леса.
Рассмотрим ситуацию, когда себестоимость производства не служит ограничителем ценовой конкуренции. Этот довольно специфический случай реализуется, например, при конкуренции мелких сельскохозяйственных производителей. Основную часть себестоимости у большинства из них составляет заработная плата - собственная или членов семьи. При этом ограниченность потребностей первой группы очень явно проявляется в отношении продуктов питания – в случае перепроизводства даже резкое падение цен не помогает заметно поднять продажи. Особенно отчетливо эта проблема проявилась в США в годы Великой депрессии в 30-х годах XX века. Тогда число безработных доходило до четверти всей рабочей силы. Не имеющие никаких средств к пропитанию рабочие со своими семьями начали массово переходить к фермерству, благо свободной земли тогда в США хватало. Миграция из села в город, наблюдавшаяся на протяжении всей истории страны, изменила свое направление на противоположное. Производство сельскохозяйственной продукции росло, и скоро цены на неё стали столь ненормально низкими по сравнению с ценами промышленной продукции и заработной платой в промышленности, что правительству пришлось срочно принимать специальные программы повышения цен на сельскохозяйственную продукцию. Эти цены были стабилизированы на определенном уровне, что было сделано путем законодательного запрета на использование части земельных и других ресурсов до тех пор, пока не установится соотношение цен, в большей степени соответствующее историческому «паритету».
Данная проблема – неограниченной конкуренции, истощающей всех в неё вовлечённых – не является изобретением человека и встречается в окружающем нас мире повсеместно. Например, деревья в тропиках, имея в изобилии все остальные ресурсы, конкурируют за солнечный свет. Это вынуждает их расти как можно выше, потому что проигравшие лишаются доступа к солнечной энергии и гибнут. В итоге деревья тратят огромное количество энергии на рост, а не на размножение. Если бы они могли прийти к соглашению и объявить стволы вне закона, все бы от этого только выиграли. Но они не могут. Мы ещё столкнёмся с аналогичными ситуациями в дальнейшем, для краткости (и образности) будем называть их проблемой тропического леса.

2.4. Сбережения и инвестиционные рынки.
Tags: Экономическая теория
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments