Сергей Саава (saavas) wrote,
Сергей Саава
saavas

2.4. Сбережения и инвестиционные рынки

В замкнутой экономической системе, если производительность труда и численность населения не растут, объем производства от месяца к месяцу будет неизменным. На первый взгляд количество денег, необходимое для простого товарообмена, может быть постоянным. Один раз появившись, деньги просто переходят из одних рук в другие и в состоянии обслуживать рыночный обмен бесконечно.

Другое дело - растущая экономика, где выпуск может расти благодаря росту как производительности труда, так и населения. Для поддержания равновесной ситуации на рынке необходимо пропорционально росту экономики увеличивать количество денег в обращении. Первоначально в роли денег выступали благородные металлы. Их предложение никак не зависело от объёма торговли остальными товарами, так как добывались они сложно и непредсказуемо – сколько добыли, столько добыли. Это делало довольно сложным координацию количества денег с потребностями развивающихся экономик. К тому же у этих металлов (для простоты будем считать, что это исключительно золото) есть одна особенность – их добыча сопряжена с немалыми трудозатратами, и в плане себестоимости это такой же товар, как и любой другой. Поэтому золото имеет ценность само по себе, плюс при хранении никак не портится. Благодаря таким качествам золота у людей появилась возможность сбережения – откладывания части денег «на потом», например, на крупные покупки, на старость, «на чёрный день». Всё бы ничего, но если мы поставим себя на место регулятора, ответственного за нормальное функционирование рынка, то возникает проблема: даже если согласно объему произведённого товара мы обеспечили экономику золотом, и у людей есть деньги, они могут передумать их тратить. Но товар-то произведён! Производители на этот спрос рассчитывали, а тут «сбережение». Причём проблема касается любой экономики - как растущей, так и постоянной.

Экономически сбережение имеет ещё один смысл, собственно, он основной мотив сбережения. Если есть возможность, намного выгоднее потратить усилия на создание орудий труда («сплести сеть»), чем на текущее потребление («ловлю рыбы руками») – рост производительности многократно оправдает экономию на текущем потреблении. Такую форму сбережений – когда деньги не откладываются, а расходуются на приобретение (улучшение) орудий труда в расчёте на прирост производительности – мы будем называть «предпринимательские инвестиции» (намеренно сужая область действия термина; инвестициями в широком смысле называют любые вложения, направленные на прирост капитала, например, банковские вклады). Если некто вместо простого откладывания денег покупает орудия труда, баланс спроса и предложения на рынке восстанавливается – просто спрос переносится с предметов потребления на средства производства. И если у предпринимателя (покупателя средств производства) всё идет по плану, то инвестиции должны дать прирост производительности. Предприниматель за то же время сможет изготовить больше продукции, значит (при условии постоянства цен) заработает больше денег, и его возможности как сбережения, так и потребления возрастут. Он может также нанять работников по среднедневной ставке, и тогда благодаря большей производительности получит положительную разницу между выручкой и своими затратами, т.е. прибыль. Про то, как прибыль влияет на баланс спроса и предложения, мы поговорим чуть позже, а пока обратим внимание на то, что предпринимателю выгодно взять деньги у тех, у кого они просто лежат и «сберегаются», возможно даже поделившись долей будущей прибыли. Так возникает экономическая основа ростовщичества и банковской деятельности.

Думаю, вам попадались статьи на экономическую тематику, в которых утверждалось, что коммерческие банки «печатают», или «эмитируют» деньги. Когда-то, когда банки выпускали ассигнации (бумажные деньги), обеспеченные хранящимся у них золотом, это можно было считать эмиссией (если бумажных денег выпускалось больше, чем хранилось золота). Современные коммерческие банки, по крайней мере, в России, никаких денег не печатают (и не «рисуют» их на безналичных счетах). Но они могут выдать в кредит деньги, сберегаемые экономическими агентами (обычно сбережения помещаются в банки под процент – на депозитные счета). Таким образом, если сбережение нарушает баланс спроса и предложения в сторону уменьшения спроса, то кредитование действует в обратную сторону. Можно было бы сказать, что кредитование восстанавливает баланс, но на деле всё сложнее. Прежде всего, банки выдают кредиты как из средств, внесённых клиентами на депозиты (то есть реально направленных на сбережение), так и лежащих на расчётных/текущих счетах предприятий и физических лиц. Мы уже получаем превышение выданных средств над сберегаемыми. Поскольку процедура «расходования» полученного от банка кредита состоит в переводе денег на счет другого предприятия (например, в оплату материалов), который может даже находиться в том же банке, эти же деньги можно выдать в кредит ещё раз (и ещё, и ещё).

Чтобы избежать бесконечного раздувания денежной массы, центральные банки практически всех стран используют различные инструменты регулирования. Например, продают коммерческим банкам казначейские векселя, государственные облигации и прочие государственные ценные бумаги (так называемые операции на открытом рынке). Когда комбанки покупают эти бумаги, их денежные ресурсы и соответственно возможности предоставлять ссуды клиентам уменьшаются. Или вводят для коммерческих банков норматив достаточности собственного капитала (сумма выданных кредитов не должна превышать собственный капитал банка в установленное число раз). Могут потребовать обязательного резервирования средств на спецсчетах в ЦБ в размере определенной доли от суммы выданного кредита. Это удорожает процент для заёмщиков (в общем случае выдаются средства, привлеченные на депозит, по которым нужно уплачивать вкладчикам проценты, а часть этой суммы замораживается в ЦБ), но уменьшает возможности перевыдачи кредитов. С другой стороны, есть инструменты для увеличения количества денег в обращении. В большинстве экономик комбанки могут кредитоваться в центральном банке под процент, именуемый «учётной ставкой» - поэтому, например, финансовый мир следит за учётной ставкой ФРС (американский вариант центробанка). Понижение учётной ставки приводит к росту взятых в ФРС кредитов и денег в обращении, повышение – к сокращению. Существуют и другие варианты регулирования денежной массы, но для наших целей важно понимать, что центробанки имеют достаточно возможностей влияния на совокупный спрос посредством регулирования денежного обращения. Однако все эти манипуляции приводят к тому, что меняется не только баланс спроса и предложения, но и распределение спроса на отдельные группы товаров, что вызывает структурные дисбалансы в экономике.

Но самое главное – прибыль могут приносить не только вложения в новые орудия труда. Существуют товары, обращающиеся на рынке и обладающие рядом специфических свойств: долговечностью (не портятся со временем), низкими расходами на хранение, низкими транзакционными издержками и, что немаловажно, ограниченностью предложения. В первую очередь к таким товарам относятся земля и строения (недвижимость), но с развитием общества к их числу прибавились акции предприятий, контракты на поставку биржевых товаров (например, нефти), а также множество других производных бумаг (деривативов).
Что же происходит, когда по каким-то причинам начинает меняться цена такого товара? Стоит начаться росту цен, например, на рынке недвижимости – тут же появляется возможность заработать на перепродаже, привлекательность её покупки резко возрастает. Чем быстрее растут цены, тем больше желающих на этом росте заработать. В итоге цены на таких рынках начинают определяться не реальными покупателями, то есть теми, кто потребляет данный продукт, а теми, кто вкладывает деньги в ожидании роста цен. Хотя подобные операции относятся к чистой воды спекуляциям, с точки зрения доходности они ничем не хуже предпринимательских вложений. Поэтому, следуя сложившейся терминологии, мы тоже будем называть такие вложения «инвестициями», а соответствующие товары и рынки – «инвестиционными».

Вне всякого сомнения, сам факт наличия инвестиционных товаров относится к одному из наиболее значительных провалов рынка. Дело не только в том, что равновесие на рынках инвестиционных товаров неустойчиво, и они работают как автоколебательная система, внося ненужную нестабильность в экономические отношения. Их негативные эффекты весьма многоплановы.
Так, зарождение нового пузыря делает вложения в данный актив более выгодными, чем предпринимательские инвестиции. Как следствие, сбережения будут направляться не на финансирование экономического роста, а на спекуляции с активами. Даже когда пузырь вздувается на фондовом рынке, рост цен касается главным образом акций, уже обращающихся на рынке (компании выигрывают от роста курса своих акций лишь при дополнительных эмиссиях).
Стремительный рост цен на рынке недвижимости создает массу проблем для тех, кто реально нуждается в жилье, равно как и для предприятий, арендующих помещения – рост арендных ставок ведёт к росту себестоимости производства или услуг, инициируя разгон инфляции предложения. В это же время тысячи объектов недвижимости остаются пустыми, так как покупались без цели их физического использования – исключительно для перепродажи. Миллиардные средства, которые могли бы принести пользу людям, будучи направлены туда, где общество в них действительно нуждается, оказываются замороженными – погоня за частной выгодой со стороны одних несёт дополнительные издержки всем остальным.

Наконец, всегда находятся банки, вложившие в пузырь средства со счетов своих клиентов (непосредственно, через деривативы, или кредитуя инвестиционных спекулянтов), и на этапе падения (точнее сказать, обрушения) цен либо государство вынуждено их спасать (за счет средств бюджета), либо по экономике идёт волна банкротств.

Политика ФРС по гибкому регулированию учетной ставки проблему инвестиционных пузырей только усугубляет. На этапе роста становится выгодно покупать растущий в цене актив на заемные средства, и коммерческие банки активно пользуются кредитами ФРС. В результате инвестиционный пузырь получает финансовую подпитку и становится намного продолжительнее и мощнее. Когда дело идёт к спаду цен, ФРС запускает программы дополнительного насыщения экономики деньгами (например, программы количественного смягчения QE), что ещё больше оттягивает неприятный момент падения рынков, накапливая его разрушительную энергию.

2.5. Прибыль. Давление производителя
Tags: Экономическая теория
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments