saavas (saavas) wrote,
saavas
saavas

2.5. Прибыль. Давление производителя

Мы не сможем построить адекватную модель рынка, если ограничимся взаимодействием только двух категорий действующих лиц - покупателей и продавцов. Ничуть не меньшее значение имеет стремление к максимизации прибыли.

В рыночной экономике прибыль вычисляется как разница между продажной ценой продукта и его себестоимостью. Цена, которую потребитель готов заплатить, характеризует ценность продукта в его глазах – чем продукт ценнее, тем цена выше. Себестоимость, в свою очередь, отражает количество ресурсов (в том числе трудовых), затраченных на производство этого продукта. Если сравнить два продукта с равной себестоимостью, то тот, чья цена окажется выше, в данный момент более востребован обществом. Следовательно, разница в прибыльности производства разных продуктов (точнее, в рентабельности – отношении размера прибыли к себестоимости производства) – основной и важнейший сигнал о дисбалансах в экономике, управляющий сигнал, выражаясь терминами теории управления.
Плюсом свободного рынка служит то, что стремление к максимальной рентабельности приводит к открытию новых предприятий в наиболее прибыльных отраслях, увеличивая конкуренцию среди производителей и создавая понижательное давление на цены и рентабельность. Включается отрицательная обратная связь: появление аномально прибыльных секторов вызывает процессы, возвращающие рентабельность к среднему по экономике уровню. По крайней мере, так это выглядит в теории.

В реальной рыночной системе помимо отрицательной действуют и положительные обратные связи, нивелирующие способность рынка к саморегулированию. Первая и самая простая - «эффект сильного управленца». Предприятия, которые управляются лучше, зарабатывают прибыли больше, следовательно, имеют больше возможностей для расширения (у них не только больше внутренних резервов в виде собственной прибыли, им также проще привлечь внешний капитал). Поскольку они расширяются быстрее, чем конкуренты, их рыночная доля постоянно растёт. Начинает работать эффект масштаба. Чем крупнее производство, тем большее число операций поддается механизации и автоматизации, резко увеличивающих производительность труда. Параллельно, если мы выделяем в себестоимости продукции долю расходов на рекламу, большие объемы выпуска позволяют сформировать бюджеты на настолько массированные рекламные кампании, что на их фоне реклама конкурентов помельче выглядят как информационный шум. В итоге рост объема производства на предприятиях-лидерах позволяет одновременно уменьшить себестоимость и повысить узнаваемость, что еще больше упрочняет их позиции в конкурентной борьбе.

Постепенное вытеснение с рынка конкурентов ведёт к монополизации отрасли. Государственное антимонопольное регулирование призвано противодействовать этому процессу, но оно не в силах противостоять «эффекту малых групп». Подробно теорию групп и их влияние на политику и экономику разбирал Мансур Олсон (в частности, в работах «Логика коллективных действий» и «Возвышение и упадок народов»). Воспроизведу ход его мыслей вкратце. Покупатели в общем случае представляют собой большую неорганизованную (латентную) группу, общий интерес которой состоит в низких ценах на покупаемые товары. Интересы продавцов тоже совпадают, и они противоположны интересам покупателей – продавцы стремятся максимально повысить цену на продукцию своей отрасли. Основное отличие групп продавцов состоит в их малочисленности, особенно в отраслях, где доминируют крупные предприятия. В любом обществе самоорганизация малых групп более вероятна, чем больших. Малые группы производителей, обладающие к тому же значительными финансовыми возможностями, не только вступают в картельные сговоры, устанавливая и успешно удерживая высокую цену на свою продукцию, они также лоббируют свои интересы в правительстве, добиваясь дополнительных льгот и привилегий для отрасли. М. Олсон констатирует: «Члены малых групп обладают непропорционально большой организационной властью для осуществления коллективных действий. Такие организации, по крайней мере если они относительно малы по сравнению со всем обществом, имеют мало стимулов к увеличению производительности общества, но у них есть мощные стимулы к тому, чтобы стремиться обеспечить своим членам значительную часть национального дохода, даже если это и значительно сократит общественный продукт. Барьеры для входа в отрасль, устанавливаемые такими распределительными коалициями, и характерная для них медлительность в принятии решений и достижении взаимовыгодных соглашений уменьшают динамизм экономики и темп ее роста. Распределительные коалиции приводят к росту государственного регулирования, бюрократии и политического вмешательства в рынок».

И монополизация, и картельные соглашения (распределительные коалиции) – проявления группового паразитизма. Конкуренция действительно способствует развитию промышленности и общества, но постепенный уход с рынка проигравших компаний одновременно означает рост паразитизма – в точности, как мы предположили в теории «потенциальных ям»:
Естественное развитие.jpg
Иными словами, рост паразитизма – плата за прогресс посредством свободной рыночной конкуренции (и это очередной провал рынка).

Говоря о прибыли, мы везде неявно подразумевали некоторое фиксированное значение, вычисляемое как разница двух однозначно определенных величин – выручки (дохода) и себестоимости. В реальной жизни все величины имеют не фиксированный, а случайный характер. Посмотрим, какие последствия влечёт для прибыли неопределенность себестоимости.

Последующие рассуждения базируются исключительно на моем личном опыте производства нестандартной продукции, но аналогичные картины я не раз наблюдал и в строительстве, и на других предприятиях.
Каков стандартный способ расчета себестоимости (или времени изготовления) заказа/проекта? Рассчитать стоимость материалов и комплектующих, трудозатраты, время изготовления умножить на постоянные расходы, просуммировать - цифра готова. Однако если вы пойдете этим путем, ваша расчётная себестоимость ни разу не совпадёт с реальной. Связано это с тем, что реальная жизнь - цепь случайных событий, и большинство этих событий увеличивают себестоимость (или время, что в принципе одно и то же). Эти случайности поджидают нас на каждом шагу, и избежать их невозможно. Я приведу примеры из знакомого мне бизнеса - производства мебели, но любой желающий легко найдет аналогии в своём. Итак, для очередного заказа мне потребовалось 10 кв. м декоративного материала. Зная, что в среднем с учетом расхода на подрезку нужно умножить «чистую» площадь на коэффициент 2, я должен купить 20 кв. м, и именно такую цифру я записываю в своей таблице расчета себестоимости. Приехав к продавцу на склад, я обнаруживаю, что нужный мне материал продается упаковками по 15 кв. м. В итоге я вынужден купить 2 упаковки (30 кв. м) и отмечаю у себя случайность № 1 - дискретность закупок, из-за чего затраты на материалы заметно возрастают. Здесь возможны и более сильные искажения. Например, часто на заказ требуется совсем немного красителя для отделки нескольких декоративных элементов, но меньше 1 литра никто красители не продает. Вероятность, что этот цвет пригодится для другого заказа, практически равна нулю, и моя сумма расходов на материалы растёт непропорционально площади.
Но пусть с размером упаковки мне повезло - она как раз по 10 кв. м, и я куплю ровно 20. Далее меня может поджидать случайность № 2: повышающий коэффициент расхода, который я заложил (двойка) - он примерный! В процессе работы может оказаться, что не хватило совсем чуть-чуть, буквально 0,1 кв. м. Но не хватило же! Значит, нужно ехать еще раз (по Москве это около 100 км в один конец, практически рабочий день) за еще одной упаковкой.
И это только этап закупок. Любой брак на производстве также сдвигает итоговую себестоимость в плюс. Любая проблема с персоналом, например болезнь или прогул сотрудника, увеличивает время изготовления и, следовательно, себестоимость. Отключения электричества из-за грозы, перебои отопления из-за морозов, поломки оборудования, аварии на дороге, из-за которых приходится несколько часов стоять в пробке – всё увеличивает себестоимость.
Чтобы представить ситуацию наглядно, я набросал такой график:
Плотность вероятности себестоимости.jpg
На нем я изобразил распределение плотности вероятности наступления события выхода на конкретную себестоимость. Вероятность события, что себестоимость окажется меньше или равной плановой себестоимости Р0, равна площади под кривой от нуля до точки Р0. Хотя вероятность этого события мала, она ненулевая. В каком-то месте плотность вероятности достигает максимума – обозначим эту точку Рmax. Если вы немного поднаторели в бизнесе, вы сможете достаточно точно чувствовать, какую примерно себестоимость вы получите с наибольшей вероятностью. Но не спешите переписывать цену - отталкиваясь от этой самой вероятной себестоимости, вы будете в среднем работать в минус. Дело в том, что значения 50% вероятность сработать «в плюс» достигает в точке Р50/50, для которой площади под графиком слева и справа равны, и которая находится правее точки Рmax . Но и в точке Р50/50 вы будете в среднем всего лишь безубыточны, а чтобы в 70% случаев иметь прибыль, вам нужно установить цену, соответствующую точке Р70/30 (можно считать, что точка Р70/30 будет «рекомендованной» ценой реализации, или желаемой рыночной ценой). То, насколько широким получается распределение плотности вероятности, зависит от специфики бизнеса, в моем случае реальный коэффициент Р70/300 был в районе 1,5. Иными словами, расчетную себестоимость нужно было умножать на коэффициент 1,5. И это ещё без учёта вероятности проблем с оплатой после сдачи заказа, которые возникали примерно в 30% случаев (специфика русского бизнеса)!
Нужно отметить также, что ситуация, когда себестоимость оказывается больше продажной цены (что равноценно убытку по текущему заказу) крайне негативно сказывается на текущей деятельности предприятия. Возникает необходимость финансировать убыток предоплатами с других заказов, к этому добавляются задержки с оплатой уже сданных заказов - и для ликвидации кассового разрыва может потребоваться поиск заёмных средств. Получение же, к примеру, кредита в банке - процедура долгая, трудозатратная, а для малого бизнеса в России - практически нереальная, поэтому руководители стремятся кассовых разрывов избегать. Как следствие, любой руководитель независимо от формы собственности заинтересован продавать свой продукт как можно дороже и платить работникам как можно меньше, чтобы максимально уменьшить вероятность получения убытка, т.е. перемещаться как можно дальше вправо на моем графике вероятности. Это и есть давление производителя.
По мере накопления опыта работы на рынке компании, как правило, находят свою узкую рыночную нишу, что позволяет им сосредоточиться на ограниченном ассортименте. Стабильность модельного ряда снижает эффект дискретности поставок, помогает оптимизировать технологии, снизить брак и улучшить качество продукции. Всё это ведёт к сжатию кривой распределения плотности вероятности по оси себестоимости (кривая с вершиной Pmax*):
Себестоимость зависит от качества.jpg

Разница в распределении плотности вероятности у новичков и «старожилов» показывает, насколько сильно могут разниться цены Р70/30, даже если компании одного размера и используют одинаковую технологию. Убытки, которые придётся нести новичку всё то время, пока себестоимость его производства Р50/50 превышает равновесную цену рынка - один из наглядных примеров входного барьера в нишу.

2.6 Экономический рост и баланс спроса и предложения
Tags: Экономическая теория
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments