Сергей Саава (saavas) wrote,
Сергей Саава
saavas

О потребительском прессинге

Все мы знаем, что конкуренция в рыночной экономике - это хорошо. Но что такое конкуренция? Это когда несколько производителей предлагают свою продукцию, а потребитель выбирает. Чтобы конкуренция работала, необходимо выполнение двух условий: предложение должно превышать спрос (иначе выбора у покупателя не будет) и продукты должны отличаться. Если не качеством, то хотя бы ценой (как бутилированная вода). Тогда покупатель выбирает (по идее) самый дешевый вариант, т.е. производителя с минимальной себестоимостью, сиречь самым эффективным производством, а неэффективные разоряются.

В реальности же далеко не всегда выбор производится сравнением вариантов. Множество отраслей экономики работают по принципу заказа: сначала покупатель (в данном случае уже заказчик) авансирует производство (строительство), потом принимает работу и производит окончательный расчет. Прямой механизм конкуренции здесь уже не работает. Так что, рынок кончился? Конечно, нет. Требования к характеристикам продукта, включая качество, оговариваются условиями договора, отраслевыми стандартами и техническими регламентами (условиями) производителя. Но самое главное - заказчик производит приемку, ориентируясь на "уровень цен" договора. К примеру, поставщики строительных материалов неоднократно жаловались, что уровень требований в России сильно завышен - они хотят, чтобы "розовый мрамор" был действительно розовым, а не розовых оттенков, паркетный пол уложен так, чтобы под поставленной на пол линейкой нельзя было "подсунуть купюру". В Европе на такого рода "проблемы" внимания вообще не обращают. Вероятнее всего, разница в отношении обусловлена разностью в уровнях цен: то, что в России относится к "элитным", в Европе по большей части воспринимается рядовым. Занимаясь индивидуальной мебелью, мне самому неоднократно приходилось сдавать заказы клиентам, придирчиво изучавшим все стыки и загогулины на изделиях и возмущавшихся такими "дефектами", которые обильно присутствовали на стоящей в соседней комнате итальянской мебели и там воспринимались как должное. По факту наша цена была минимум вдвое дешевле итальянских аналогов, но все равно "дорого", все равно "элитная".
Пишу это не потому, что мне обидно за отечественного производителя - напротив, я рад, что у наших клиентов появилась возможность капризничать, и даже если местами они перебарщивают, именно такая требовательность приводит в конечном итоге к росту качества продукции.
Возвращаясь к рынку готовой продукции - именно грамотный, ответственный потребительский выбор заставляет производителей конкурировать в правильном направлении - улучшая и удешевляя свою продукцию. Не когда "Мерседес лучше, потому что Мерседес" и не когда "рекламируют - значит хороший", а именно самостоятельное изучение отзывов, анализ соотношения цена/качество задает правильный вектор развития промышленности. Постоянное улучшение, а не "запудривание мозгов" должно стать обязательной политикой предприятий: хочешь выжить - развивайся. Таким образом, именно правильное "давление потребителей", или "потребительский прессинг" - источник непрерывной эволюции в экономике.

Однако потребительский прессинг - явление более широкое, чем выбор на рынке товаров и услуг. Когда предприятие (или менеджер по персоналу) проводит отбор кандидатов на вакансию - это тоже потребительский прессинг. Когда мы выбираем школу, институт, больницу или страну для переезда - тоже прессинг. Когда мы выбираем власть - тоже должен работать прессинг. Потребительский прессинг должен пронизывать общество "по кругу" - каждый, независимо от места в общественной иерархии, должен находиться "под прессингом" - только такая система эффективна. Понятно, что современному российскому (и не только) обществу до такой системы, как до Луны, но первая наша цель - понять, как должно быть.

Не претендуя на полный охват темы, приведу свои первые соображения. Для начала рассмотрим на самом простом примере механизм работы обычной конкуренции. Возьмем микрорайон города, в котором проживает 1500 человек, пусть там открылись два независимых магазина с мощностью по обслуживанию 1000 человек каждый. Изначально на каждый из них приходится по 750 клиентов и пусть при такой нагрузке они вполне рентабельны. Пусть далее магазины в глазах жителей неравноценны и их предпочтения разделились в соотношении 60:40. В таком случае в первый магазин будет ходить 900 клиентов, во второй – 600. В этом примере потребительский выбор эффективно влияет на предприятия – первый магазин будет иметь прибыль и резервы на развитие, например, на открытие в других микрорайонах. Второй окажется с минимальной прибылью или вовсе без прибыли. Но такая ситуация будет не всегда. Если в микрорайоне проживает 1800 человек, клиенты разделятся в пропорции 1000:800 и оба магазина будут с прибылью. Получается, чем ближе мощность магазинов к потребностям района, тем меньше влияние клиентского выбора.
Это приводит нас к пониманию фразы «предложение превышает спрос». На самом деле речь идет не о том, что произвели товара больше, чем нужно клиентам (хотя и так бывает, но это разовые ошибки). Главное – мощность предприятий превышает потребности потребителей. Конечно, предприятия работают при этом не на максимуме рентабельности. Но за все нужно платить. При плановой экономике загрузка было 100%-ной – и мнение потребителя уже никого не интересовало. Мы знаем, к чему в итоге это привело. Поэтому повторю: условие эффективной работы механизма потребительского прессинга – превышение производственных мощностей предприятий над текущим спросом. Чтобы убедиться или опровергнуть данное утверждение, можно обратиться к статистике, например, производства автомобилей в России. Автозавод Тойота в Шушарах (Санкт-Петербург) - модель Toyota Camry, проектная мощность 50 тыс. шт. Выпуск по годам: 2010 - 15,9 тыс., 2011 - 14,1 тыс., 2012 - 28,4 тыс., 2013 - 23,9 тыс. Производство Volkswagen в Калуге - проектная мощность завода на 2010 год составляла 150 тыс. штук, По итогам 2011 года завод выпустил 135 тыс. автомобилей.

До сих пор мы говорили о ситуации небольшого числа производителей и множества потребителей. А если наоборот? На рынке труда каждый, кто ищет работу – продавец услуги. Пусть рынок труда находится в равновесии – каждый месяц теряет работу 1000 человек и организуется 1000 рабочих мест. Если всего на рынке в поиске работы находится 5000 человек, в среднем на поиск работы должно уйти 5 месяцев. Однако кадровые службы предприятий набирают не всех подряд, а заинтересованы набрать лучших. Оставим пока в стороне вопрос критериев «лучшести», пусть кадровые службы идеальны и информация по каждому кандидату им полностью доступна. В таком случае всех ищущих работу (5000 человек) можно расположить в порядке убывания рейтинга «лучшести» и в текущем месяце работу найдет первая тысяча из этого рейтинга. Если бы не было ежемесячного притока безработных в 1000 человек, во второй месяц трудоустроилась бы вторая тысяча рейтинга и т.д. Но приток картину полностью меняет. Можно предположить, что уволенная (пополнившая список безработных) тысяча разделится на группы по 200 человек строго в соответствии с нашей "очередью". Тогда каждый месяц перед несчастной "последней тысячей" выстраивается 800 человек "внеочередников", лучших по рейтингу. В итоге срок попадания из нижней тысячи в верхнюю растянется на годы, возможно даже на всю жизнь. К счастью, наша жизнь все-таки отличается от идеальных математических моделей, но проблема очевидно есть и она является обратной стороной превышения предложения над спросом на рынке труда. С одной стороны, безработица необходима, так как возможность потерять работу стимулирует работников к более эффективному труду, с другой – возникает проблема «вечных безработных», которую непонятно как решать.
Есть в нынешней системе набора кадров и еще одна ущербная черта: основным критерием отбора при приеме является стаж по данной специальности. Получается, опыт важнее, чем талант. Выпускник, способный заменить трех-четырех "опытных" сотрудников, никогда не найдет работу. Странно, но моя производственная практика говорит ровно об обратном: опыт - ничто, талант - все. Талантливый сотрудник "натаскается" за 2-3 месяца, а дурак с 10-летним стажем остается дураком всегда.

Насколько потребительский прессинг эффективно влияет на производство? Современные производственные цепочки все больше дробятся и усложняются - компании начинают специализироваться на отдельных компонентах и операциях, доводя себестоимость этих операций до технологического минимума, а качество - до максимума. При этом возникает интересный парадокс - конечный производитель, предлагающий на рынок готовый продукт, как правило находится под жестким потребительским прессингом.

По-хорошему, этот прессинг он должен перекинуть на своих поставщиков, те - на своих и так по всей цепочке до самого низа. Иными словами, давление должно равномерно распределиться по производственной цепи, чтобы все ее звенья работали примерно в равных условиях, и при примерно одинаковой эффективности показывали близкую рентабельность. На деле, конечно же, на разных уровнях этой цепочки конкуренция, а значит и давление потребителя могут быть совершенно разными - на некоторых звеньях может наблюдаться перепроизводство, на других - монополия одного производителя. Зачастую цены устанавливаются по итогам долгих переговоров и согласований, и здесь гораздо большее значение имеют качества "хорошего переговорщика", а не эффективного руководителя, который способен максимально оптимизировать производственные процессы внутри своей компании или использовать технологические новинки для снижения себестоимости - по итогам переговоров он все равно будет "опущен" в цене, а прибыль перекочует в карман более настырного контрагента. Таким образом, технология определения цены путем прямых переговоров абсолютно не в состоянии определить наиболее эффективные предприятия и обеспечить их приоритетное развитие.
Аналогичная проблема возникает и внутри компании при разделе дохода между сотрудниками. В приоритете здесь те, чья должность не подразумевает конкуренции по той простой причине, что в штате на данную специальность предусмотрена всего одна позиция. Если руководитель имеет несколько подчиненных одной профессии, качество и эффективность их работы можно оценивать простым сравнением, хотя каждый неэффективный сотрудник маскируется под эффективного всеми правдами и неправдами. Но все намного сложнее, если сотрудник такой один и сравнить его не с кем. Все совсем плохо, если руководитель не профессионал в той области, в которой он вынужден оценивать сотрудника. К примеру, вы не программист и взяли сотрудника на должность программиста - как понять, насколько он квалифицирован, насколько быстро и хорошо работает? Вариантов немного - либо обратиться за консультацией к внешнему специалисту (и довериться ему), либо ... уволить этого и взять другого - сравнивая постфактум. Понятно, что последний вариант достаточно рискован - не окажется ли, что новый еще хуже старого, поэтому большинство на такой шаг не решаются. В свою очередь, сотрудники тоже не прочь поторговаться за свою зарплату, и зачастую больше получают те, кто хорошо торгуется, а не те, кто хорошо работает. Компании как могут пытаются себя обезопасить - простейший способ: указать в требованиях к претендентам на вакансию "подтвержденный опыт работы на аналогичной должности не менее ... лет", но какие тут гарантии эффективности? (И опять вспоминаем про "вечных безработных"). Точно так же руководитель, "напрягающий" своих непосредственных подчиненных, должен следить за тем, чтобы это напряжение распространялось на нижестоящие уровни - вплоть до линейного персонала компании. И чем больше компания, тем более нетривиальной становится задача.
Сейчас в России если компания - монополист на своем рынке, функцию "потребительского прессинга" берет на себя ФТС - федеральная служба по тарифам. Или должна брать - как можно увидеть в примерах рассмотренных мною госкомпаний, назначаемые для монополистов тарифы сложно назвать прессингом. И уж совсем беда с бюджетными организациями - они имеют свойство разрастаться как раковая опухоль по организму, и непонятно, как это лечить. В качестве примера приведу информацию, которая всплыла в прессе в связи с недавним убийством в отделении ЦБ по Амурской области. У убийцы, работавшего в должности зам. начальника управления, официальная зарплата была 600 тыс. рублей в месяц (без прочих положенных льгот и доплат). Для справки:
- Население Амурской области - 810 400 человек.
- В США приходится 7 сотрудников ФРС на 100 тыс человек, в Великобритании – 3, Китае – 0,2, у нас сотрудников ЦБ – 50 (!) на 100 тыс человек.

Какие есть у меня мысли по поводу?
Во-первых, если предположить, что под "давлением" (здесь я предполагаю, что давление - не что иное, как соотношение рабочей нагрузки к оплате труда) должны находиться работники организации, то при условиях относительно свободного перемещения (увольнения в одной и найма в другой организации) и возможности обмена информацией работники будут "перетекать" из организаций с большим "давлением" в организации со слабым "давлением". Если есть некая независимая служба, отслеживающая текучку кадров, она сможет зафиксировать те компании/организации, которые наиболее подвержены текучке в ту или иную сторону. Далее необходим механизм выравнивания "давления". В теории, если мы говорим о производственной цепочке и все ее звенья входят в один большой холдинг (и здесь для общественной собственности открываются определенные перспективы), вопросы выравнивания внутреннего "давления" относятся к обязанностям высшего руководства. Опять же, переток кадров после изменения зарплат покажет эффективность принятых мер, т.е. имеется объективная возможность контроля результата. В принципе, критерий нагрузка/зарплата работает и для бюджетных организаций, поэтому переток кадров из бюджетных организаций в коммерческие и обратно также может служить индикатором "обоснованности" или "рыночности" зарплат в бюджетном секторе.
Другой потенциальной возможностью выравнивания "давления" представляется такая организация бизнеса, когда в каждом из секторов образуются группы конкурирующих производителей. В этом плане чем предприятие-производитель меньше, тем лучше, также удачным решением будет собрать их в одной местности, чтобы работники определенной специальности могли перемещаться между компаниями. Наличие множества однотипных предприятий позволит и дальше углублять специализацию, так как некоторые операции могут брать на себя специализированные производства, а у потенциальных заказчиков появится выбор - оставить операцию у себя или отдать на аутсорс. Понятно, что транспортные расходы здесь имеют немалое значение, поэтому географическая близость потенциальных клиентов необходима для появления специализированных производств в принципе. С другой стороны, наличие множества однотипных производств привлечет и множество поставщиков материалов и комплектующих для них, так что вокруг одной конкурирующей группы разрастаются другие, также конкурирующие. Нечто подобное можно наблюдать, кстати, во многих стихийно возникших территориальных кластерах, например, в Италии, где существуют регионы, специализирующиеся на производстве мебели, гоночных автомобилей и пр. Аналогичные кластеры возникли в Китае, про формирование подобных кластеров периодически говорится и у нас, но работающих примеров я не знаю.
Tags: Экономическая теория
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments