Сергей Саава (saavas) wrote,
Сергей Саава
saavas

Category:

1.3. Цикличность в истории и динамический подход к общественным системам.

Цикличность исторических процессов общепризнана современными исследователями. В первую очередь это относится к концепции демографических циклов, чье появление связано с именем основателя демографической науки Томаса Роберта Мальтуса. Главная мысль Мальтуса заключалась в том, что «количество населения неизбежно ограничено средствами существования» (Мальтус Т. Р. Опыт о законе народонаселения). Однако великий закон природы состоит «в проявляющемся во всех живых существах стремлении размножаться быстрее, чем это допускается находящимся в их распоряжении количеством пищи». Это приводит к нехватке продуктов питания, что отражается в развитых обществах в росте цен и ренты, падении реальной заработной платы и уменьшении потребления низших классов. Уменьшение потребления, в свою очередь, влечет приостановку роста населения или его сокращение до уровня, определяемого средствами существования (или ниже его). Пищи теперь становится достаточно, заработная плата возрастает, потребление увеличивается - но затем процесс повторяется: «возобновляются прежние колебания, то в сторону возрастания, то в сторону уменьшения населения» (там же).

1.3.1 Статистика подтверждает наличие демографических циклов
Состояние демографической статистики в XIX веке не позволяло подтвердить теорию с помощью реальных данных о численности населения в странах Европы. Традиция проведения переписей населения с давних времен существовала лишь в Китае. В 1933 году работавший в Харбине русский экономист Е.Е.Яшнов опубликовал небольшое исследование «Особенности истории и хозяйства Китая». Ссылаясь на выявленную ранее цикличность внутренних войн в Китае, Е.Е.Яшнов объяснил эту цикличность действием демографического фактора и дал первое описание механизма демографического цикла в истории человеческого общества:
«Совершенно очевидно, что за время длительных междоусобий и частых визитов голода и эпидемий, характеризующих заключительные периоды больших циклов, внутренний строй китайского хозяйства переживал большие изменения. Количество населения в центральной части страны более или менее заметно сокращалось, здесь немало засевавшихся ранее земель оказывалось заброшенными… В результате наступивший спокойный период (начало нового большого цикла) Китай встречал с уменьшившимся населением… Увеличивалось количество предлагаемой в аренду земли, и т.к. спрос на нее понижался, то арендные ставки заметно уменьшались… Собственное землевладение крестьян в этот период возрастало. Но на сцену немедленно выступало действие прироста населения, стимулированное наступившим спокойствием и общим сравнительным достатком. Долгое время оно уравновешивалось приведением в порядок разрушенных за время предшествовавшего кризиса оросительных систем и устройством новых, возобновлением распашки заброшенных полей… Но в конце концов рост населения неизбежно начинал обгонять рост продукции. Налоговое бремя возрастало, благодаря увеличившемуся спросу на землю, возрастали и арендные ставки. Остававшаяся у крестьян часть их продукции медленно, но неуклонно начинала убывать… явно намечалось понижение жизненного стандарта деревни. Снова начинало процветать обезземеливание крестьян… Все большее число бедных, наименее устойчивых крестьянских хозяйств становились дефицитными. Их население уже не могло кормиться от земледелия и, за неимением другой работы, понемногу образовывало кадры, готовые стать источником внутренних потрясений… В сфере идеологии это предопределяло тяготение к схемам более или менее социалистического характера, причем наблюдались попытки их претворения в жизнь. В конце концов, это неизбежно вело к гражданским войнам… В результате, во вторую (меньшую) половину большого цикла… Китай представлял собой как бы кипящий котел. Он горит в почти беспрерывном огне гражданской войны, распадается на ряд независимых, враждующих друг с другом государственных образований и даже завоевывается частично или полностью соседями. Население центра убывает, оросительные системы разрушаются, посевные площади сокращаются, число случаев массового голода угрожающе растет…»

В отличие от Мальтуса, Е.Е. Яшнов отмечает не только экономические, но и социальные преобразования, происходящие в обществе в ходе демографического цикла. Однако первопричиной всех изменений он по-прежнему видит демографический рост. Закономерен вопрос: если по тем или иным причинам демографический рост прекратится, исчезнут ли в обществе движущие силы социальных преобразований, обретут ли общественно-экономические системы долговременную стабильность?

1.3.2 Цикличность как базовое свойство общественных систем
Многие ученые, исследующие поведение общественных систем, отмечают изменения, которые происходят в них с течением времени независимо от демографии. Классический пример - работа В. И. Ленина 1916-го года «Империализм как высшая стадия капитализма», посвящённая переходу капитализма в конце XIX — начале XX века от стадии первоначального накопления капитала к стадии монополистического капитализма, или империализма. В свою очередь, данная работа была направлена против теории ультраимпериализма, которую незадолго до этого — в 1914 году — выдвинул Карл Каутский. Согласно его теории, империализм является не последней, а предпоследней стадией развития. Таким образом, уже тогда было распространено представление о капитализме, как о системе развивающейся и переходящей от стадии к стадии. Мы не будем вникать в детали спора столетней давности, а посмотрим шире: почему не предположить, что развитие любых общественных систем происходит по схожим сценариям?

Для наглядности воспользуемся аналогией из физики. Предположим, что любое общество можно охарактеризовать некой «энергией», при этом общественная система самопроизвольно стремится принять такую форму (переформатироваться), чтобы минимизировать свою энергию. В момент возникновения новая общественно-экономическая система может находиться далеко от своего «энергетического» минимума, но постепенно, предоставленная сама себе, рано или поздно придёт к положению устойчивого равновесия. Если существуют силы, выводящие общество из равновесия, оно всегда будет стремиться вернуться к своей точке покоя. При таком подходе главные вопросы, которые должны нас интересовать: что представляет собой точка равновесия общественной системы, как долго система достигает своего равновесия, как долго она может в этой точке оставаться? Насколько глубоким является минимум – возможен ли выход из него посредством реформ или не обойтись без революции? Ещё один важный вопрос: связано ли движение к точке равновесия с тем процессом, который мы называем развитием (прогрессом)? Если это так, то прогресс – свойство именно неравновесных систем, а в положении равновесия развитие должно останавливаться.

Откуда могла появиться подобная аналогия? Если мы утверждаем, что социальный паразитизм – распространенное явление, имеющее к тому же разнообразные формы, то любое общество будет страдать от «паразитических болезней». Паразиты всегда заинтересованы в сохранении существующей ситуации, так как она дает им несомненные бонусы. Если совокупная власть паразитов превысит некий критический уровень, общество будет не в состоянии избавиться от них самостоятельно и впадет в состояние длительного застоя – достигнет своей точки покоя. Следовательно, в первом приближении мы можем предположить, что мифическая «энергия» общества – это некая характеристика степени чистоты общества от паразитов. Предоставленное само себе, общество постепенно «засоряется» ими, переходя в положение «энергетического» минимума (а на самом деле паразитического максимума).

Немного необычной видится в этом плане история СССР. С одной стороны, она вполне укладывается в общую схему: революция – быстрый рост – застой. С другой, основной по Марксу группы социальных паразитов – класса буржуазии – при социализме не было. Были ли другие паразитические группы, и насколько серьёзные – на этот вопрос нам предстоит ответить.

На этом я вводную часть заканчиваю и перехожу к следующей части – экономической теории. Несмотря на то, что по экономике написаны тысячи трудов и тонны книг, до сих пор не стихают споры даже по самым базовым вопросам. Причина, на мой взгляд, очевидна: общество в целом и экономика в частности - слишком сложная система, чтобы описываться простыми причинно-следственными связями. Отсюда бесконечные споры между монетаристами и приверженцами кейнсианства, между либералами и марксистами, между представителями прочих экономических учений.

Я не ставлю целью разработку какого-то нового экономического направления. Я лишь изложу известные факты с точки зрения решения задачи, определённой выше: показать экономические процессы в динамике, как они зарождаются и к чему приводят. Для этого нам потребуется построить простую модель, тем не менее максимально адекватно описывающую те или иные особенности экономических систем, чтобы на основании этой модели проследить их развитие и найти равновесные точки. Нам потребуется также указать внешние условия, при которых модель сохраняет адекватность (граничные условия), и по возможности описать изменение модели при выходе условий за рамки граничных (фактически речь идёт о введении дополнительных параметров в модель). Если подойти к экономике с таких позиций, немедленно выяснится, что в одной ситуации будут эффективны монетаристские методы, при смещении системы в другую область параметров необходимо воспользоваться подходом Кейнса, в третьем случае можно рекомендовать усилить государственное регулирование по типу социализма. В итоге оказывается, что все экономисты описывают одну и ту же систему, но находящуюся в разных условиях или на разных стадиях своего развития.

Поскольку я предполагаю, что моими читателями будут люди без экономической подготовки, я буду объяснять в том числе базовые экономические понятия. Заранее приношу извинения продвинутым читателям за связанную с этим некоторую упрощённость изложения.

2.1 Группы потребностей
Subscribe

  • 3.9 Групповое принятие решений

    3.9.1 Зависимость качества решений от численности группы Сравнивая между собой организационные формы компаний, необходимо остановиться на одном…

  • 3.9. Эффективность плана и рынка

    Сопоставляя классификацию Джоан Вудворд и Генри Минцберга, несложно отметить, что единичное производство соответствует профессиональной бюрократии, а…

  • 3.3 Возникновение компаний

    3.3.1 Частное, групповое и общественное благо В любом современном обществе мы найдем множество организованных групп, в рамках которых люди…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments