Сергей Саава (saavas) wrote,
Сергей Саава
saavas

Category:

3.3 Возникновение компаний

3.3.1 Частное, групповое и общественное благо
В любом современном обществе мы найдем множество организованных групп, в рамках которых люди сотрудничают ради достижения своих целей. Нет ли тут противоречия с тем рациональным эгоизмом, который постулируют экономисты? Как мы покажем ниже, нет – далеко не всякое взаимодействие происходит в форме дилеммы заключенного, и даже в последнем случае можно создать условия, при которых эгоистам выгодно сотрудничать.

Основная доля организованных групп в современном обществе приходится на коммерческие компании, производящие продукты и услуги; они занимают доминирующее положение в экономике (небольшой процент приходится на занятых индивидуально, таких как фермеры и консультанты). Взаимодействие в фирмах редко основывается на доверии: в подавляющем большинстве случаев обязанности сотрудников и работодателя определяются трудовым договором; выполнение порученной работы контролируется должностными лицами работодателя, а выплата обусловленного вознаграждения – самим работником. В случае разногласий каждая из сторон может обратиться за защитой к государству, суды и силовые структуры которого в состоянии принудить виновную сторону к исполнению обязательств. Другими словами, фирмы функционируют по принципу «око за око», и чаще всего стараются лучше вознаграждать более продуктивных сотрудников. После того, как вознаграждение за работу получено, работники компаний распоряжаются им самостоятельно. Такой вид благ - потребляемых индивидуально - называют частными благами.

Иначе обстоит дело в ситуациях, где целью сотрудничества является создание группового блага. Примером такого сотрудничества могут служить взаимные обязательства, взятые на себя членами группы, конкурирующими за истощаемый общий ресурс. Например, пастухам овец необходимо ограничивать размеры индивидуальных отар на уровне, которой не приведет к уничтожению пастбищ; рыбакам – вылавливать рыбы не больше, чем интенсивность восстановления её запасов. Это – классический случай дилеммы заключенного, когда несоблюдение ограничений (предательство) выгодно отдельному члену группы, но несет убытки всем остальным. К групповому благу можно отнести и повышение заработной платы работникам компании. Часто борьбу за него приходится вести посредством забастовок. Здесь предательство одного (штрейкбрехерство) не изменит баланс сил кардинально, но несколько предателей могут свести усилия забастовщиков на нет.

Отдельным видом группового блага принято считать так называемое общественное благо, характеризующееся свойствами неизбирательности и неисключаемости. Свойство неизбирательности в потреблении означает, что потребление чисто общественного блага одним человеком не уменьшает его доступности для других. Свойство неисключаемости в потреблении означает, что ни один человек не может быть исключен из потребления блага, даже если он отказывается за него платить. Классическим примером общественных благ служат обеспечиваемые государством общественная безопасность или дорожная сеть общего пользования. Эти блага доступны для всех граждан, платят они налоги или нет. На самом деле, конечно, государство должно отслеживать и наказывать неплательщиков налогов, иначе вскоре все остальные перестанут их платить. Неисключаемость – лишь признание того факта, что государство технически не в состоянии исключить неплательщиков, а значит, неэффективно выполняет свои функции. Неизбирательность – тоже не абсолютное свойство, с чем наверняка согласятся автомобилисты, простаивающие в пробках. В целом и для группового, и для общественного блага соблюдается очевидная закономерность: чем больше группа, тем больше шанс появления среди участников предателей или паразитов. При этом члены группы совсем не обязательно должны вести себя эгоистично – напротив, большинство скорее готово приложить необходимые усилия для достижения общей цели, но появление даже небольшого процента паразитирующих вызовет у членов группы ощущение несправедливости и отобьёт желание работать в общих интересах.

3.3.2 Конвертируемое благо
Частное, групповое и общественное благо выглядят специфическими для разных ситуаций, но в реальной экономике они взаимосвязаны. Я даже предложу специальный термин – конвертируемое благо. Чтобы разобраться, что это за фрукт, рассмотрим экономические причины возникновения коммерческих компаний.

Экономисты приводят разные доводы, почему люди организовываются для производственной деятельности в фирмы, но более других распространена точка зрения Рональда Коуза («Природа фирмы»). Коуз исходил из предположения, что производство и вся деятельность, осуществляемая в рамках организованных фирм, может выполняться индивидуально и координироваться рынком. И если организованные фирмы во множестве встречаются в условиях свободной конкуренции, то это означает, что такие организации должны координировать производство и прочую внутрифирменную деятельность с меньшими издержками, чем это сделал бы рынок. Фирмы не смогли бы выжить в условиях конкурентного рынка, если бы решение ими своих задач обходилось дороже, чем в рамках рынка. Но раз они работают с прибылью, значит, с рынком связаны определенные издержки, которые были названы транзакционными.
Коуз так описал то, что имел в виду под транзакционными издержками: «Чтобы осуществить рыночную транзакцию, необходимо определить, с кем желательно заключить сделку, оповестить тех, с кем желают заключить сделку, о её условиях, провести предварительные переговоры, подготовить контракт, собрать сведения, чтобы убедиться в том, что условия контракта выполняются, и так далее».

Идея Коуза с транзакционными издержками не кажется очевидной: как мы уже упоминали, фирмы вынуждены содержать специальный аппарат для контроля работников, и содержание этого аппарата стоит денег. У объединившихся для разовой работы специалистов подобных расходов нет, но мы обсуждали другую проблему, свойственную вновь образованным предприятиям – высокую неопределённость себестоимости продукции. Именно она ответственна за существенно большую среднюю себестоимость у новичков по сравнению с давно работающими компаниями. Этот факт вполне объясняет выгоду организации людей в устойчивые компании. Как бы там ни было, можем констатировать: себестоимость производства единицы продукта в рамках фирмы ниже, чем при индивидуальном производстве или при работе разовыми коллективами, и мы можем отразить это в нашей модели взаимного давления следующим образом:

Конвертируемое благо.jpg
Здесь мы отобразили снижение себестоимости благодаря появлению устойчивых коммерческих компаний. Но эта разница совсем не обязательно окажется прибылью собственника. Если фирм в данной отрасли много и конкуренция между ними сильна, цена будет снижаться до уровня внутрифирменной себестоимости, и от удешевления продукции выиграет всё общество. Если фирма оказалась монополистом, она будет держать цену близкой к себестоимости индивидуального производства, и образовавшийся дополнительный доход может достаться либо собственнику, либо работникам, если те будут достаточно упорны в своей борьбе за повышение оплаты труда. Таким образом, в зависимости от ситуации исследуемая разница может оказаться общественным, частным или групповым благом, что можно подчеркнуть, назвав её конвертируемым благом.

3.3.3 Частная собственность эффективна в накоплении капитала
В государстве, способном успешно поддерживать конкуренцию, конвертируемое благо практически полностью достанется обществу, и тогда не имеет большого значения, в частной, групповой или общественной собственности находятся сами предприятия. Тем не менее, исторически самой распространенной формой собственности стала частная. Это означает, что она обладает (по крайней мере, до сих пор обладала) заметными преимуществами перед остальными.

Частная собственность эффективна в накоплении капитала. Прибавочный продукт, производимый экономиками на доиндустриальной стадии развития, был невелик. Если предположить, что он равномерно достаётся всем членам общества, каждый в отдельности будет не в состоянии организовать на него сколь-либо значительное производство, особенно когда требуются вложения в оборудование и специализированные помещения. Поэтому система, при которой немногочисленные собственники присваивают прибавочный продукт, произведённый десятками, а то и сотнями работников – это прежде всего система концентрации капитала. Конечно, бывают ситуации, когда работники сами организуются в коммерческие компании, направляя на накопление часть своих текущих доходов. Однако, как показала практика, доля таких предприятий невелика. Видимо, в относительно бедном обществе самостоятельно ограничить своё потребление непросто.

Кроме того, естественная структура управления компанией, находящейся в частной собственности - иерархия. Лицо, стоящее на вершине пирамиды, наделяется властью для контроля и управления нижестоящими работниками. При такой системе именно руководитель определяет, кому и сколько нужно заплатить за проделанную работу, а значит обладает возможностями эффективно противостоять давлению работников и аккумулировать прибавочный продукт. Те, кто уступает давлению, имеют меньше резервов для развития и постепенно вытесняются с рынка. Существуют ли альтернативы иерархической структуре управления или её преимущества бесспорны?

3.4 Структуры компаний
Tags: Организации и структуры
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment