Сергей Саава (saavas) wrote,
Сергей Саава
saavas

Categories:

2.5 Равновесие в модели взаимного давления

2.5.1 Три стороны противостояния
В нашей модели взаимного давления мы должны учесть три силы – давление потребителя, давление производителя (в данном случае будем считать понятия «производитель» и «собственник» эквивалентными) и борьбу работников за увеличение заработной платы. Картину рыночного противостояния можно изобразить следующим образом:

Давление потребителя.jpg
Чем определяются силы сторон в этой борьбе и можно ли спрогнозировать её долгосрочный результат? Для ответа на этот вопрос нам придётся разделить противостояние на два «фронта»: производители против потребителей и борьба работников с собственниками. В обоих случаях очевидно, что количественно производители/собственники сильно уступают оппонентам. Но если в обычной битве численный перевес даёт преимущество, в нашем случае всё наоборот.

2.5.2 Потребители против производителей
Начнём с борьбы потребителей и производителей. Давление потребителей – результат реализации их свободы выбора в ситуации избыточного предложения со стороны продавцов. Это давление тем сильнее, чем больше конкуренция между продавцами, то есть чем больше их количество.
К сожалению, свободный рынок имеет особенность, которую мы назовём «эффектом сильного управленца». Предприятия, которые управляются лучше, зарабатывают прибыли больше, следовательно, имеют больше возможностей для расширения (у них не только больше внутренних резервов в виде собственной прибыли, им также проще привлечь внешний капитал). Поскольку они расширяются быстрее, чем конкуренты, их рыночная доля постоянно растёт. Начинает работать эффект масштаба. Чем крупнее производство, тем большее число операций поддается механизации и автоматизации, увеличивающих производительность труда и снижающих себестоимость. Параллельно, если мы выделяем в себестоимости продукции долю расходов на рекламу, большие объемы выпуска позволяют сформировать бюджеты на настолько массированные рекламные кампании, что на их фоне реклама конкурентов помельче выглядит как информационный шум. Всё это вкупе (время жизни на рынке, эффективное руководство, эффект масштаба и доминирование в узнаваемости) настолько повышает величину входного барьера, что для новичков шанс преодолеть его становится совсем призрачными.

2.5.3 Теория групп Мансура Олсона
Постепенное вытеснение с рынка конкурентов ведёт к монополизации отрасли. Государственное антимонопольное регулирование призвано противодействовать этому процессу, но оно не в силах противостоять «эффекту малых групп». Подробно теорию групп и их влияние на политику и экономику разбирал Мансур Олсон (в частности, в работах «Логика коллективных действий» и «Возвышение и упадок народов»). Воспроизведу ход его мыслей вкратце. Покупатели в общем случае представляют собой большую неорганизованную (латентную) группу, общий интерес которой состоит в низких ценах на покупаемые товары. Интересы продавцов тоже совпадают, и они противоположны интересам покупателей – продавцы стремятся максимально повысить цену на продукцию своей отрасли. Основное отличие групп продавцов состоит в их малочисленности, особенно в отраслях, где доминируют крупные предприятия. В любом обществе самоорганизация малых групп более вероятна, чем больших. Малые группы производителей, обладающие к тому же значительными финансовыми возможностями, не только вступают в картельные сговоры, устанавливая и успешно удерживая высокую цену на свою продукцию, они также лоббируют свои интересы в правительстве, добиваясь дополнительных льгот и привилегий для отрасли. М. Олсон констатирует: «Члены малых групп обладают непропорционально большой организационной властью для осуществления коллективных действий. Такие организации, по крайней мере если они относительно малы по сравнению со всем обществом, имеют мало стимулов к увеличению производительности общества, но у них есть мощные стимулы к тому, чтобы стремиться обеспечить своим членам значительную часть национального дохода, даже если это и значительно сократит общественный продукт. Барьеры для входа в отрасль, устанавливаемые такими распределительными коалициями, и характерная для них медлительность в принятии решений и достижении взаимовыгодных соглашений уменьшают динамизм экономики и темп ее роста. Распределительные коалиции приводят к росту государственного регулирования, бюрократии и политического вмешательства в рынок».

Не всегда противостояние производители-потребители заканчивается безоговорочной победой первых. В нишах, где бизнес представлен множеством мелких игроков – в основном это относится к сектору услуг, например, общепиту, салонам красоты, ветеринарным клиникам и пр. – конкуренция остаётся высокой, а норма прибыли низкой. Но эти сектора плохо поддаются механизации, эффект масштаба здесь тоже невелик. В целом победитель противостояния производители-потребители очевиден, и мы можем констатировать, что эффект сильного управленца, согласующийся с принципами меритократии – выявлять лучших и передавать им в управление большие средства – оборачивается потерями для общества и необоснованными доходами небольшого числа игроков. И монополизация, и картельные соглашения (распределительные коалиции) – проявления группового паразитизма. Конкуренция действительно способствует развитию промышленности и общества, но постепенный уход с рынка проигравших компаний одновременно означает рост паразитизма – в точности, как мы предположили в теории «потенциальных ям»:
Естественное развитие.jpg
Иными словами, рост паразитизма – плата за прогресс посредством свободной рыночной конкуренции (и это очередной провал рынка).

2.5.4 Работники против собственников
Вторая часть рыночного противостояния - борьба работников с собственниками – во многом кажется симметричным отражением первой. На этой части рынка соискатели работы выступают в роли множества независимых продавцов, конкурирующих за редких покупателей-работодателей. Здесь нормальным рыночным равновесием тоже будет ситуация избытка предложения, так как именно возможность выбора у работодателей стимулирует работников развивать свои компетенции. Но если на товарном рынке конкуренция продавцов была преимуществом, на рынке труда она становится проблемой. Конкуренция за рабочие места ведёт к снижению заработных плат, что с одной стороны увеличивает прибыльность производства, а с другой - снижает совокупный спрос, который могут предъявить работники на товары, ими же и произведённые. В результате предприятия имеют достаточно прибыли, чтобы быстро расти и развиваться, но не имеют покупателей на свою продукцию (особенно на товары массового спроса). Наиболее остро эта проблема проявилась на первой стадии развития капитализма, когда механизация в разы, а то и в десятки раз увеличивала выпуск продукции, разоряя многочисленных ремесленников, пополняющих ряды соискателей работы. Постоянный избыток предложения на рынке труда вёл к эффекту тропического леса, так что заработная плата рабочих оставалась на уровне физического выживания, обусловливая регулярные кризисы перепроизводства.

Однако в отличие от аморфной массы потребителей рабочие изначально трудились в коллективах, размер которых был подчас весьма внушительным. Это помогло им сорганизоваться в профсоюзы и постепенно добиться, чтобы они стали реальной силой. Усилия профсоюзов были сосредоточены в двух направлениях – заключении коллективных договоров, защищающих права и уровень заработных плат членов профсоюза, и легализации системы закрытых предприятий – таких, которые не могли принимать на работу не членов профсоюза.

Американский юнионизм сделал первый значительный шаг вперед в национальном масштабе в 1897-1904 гг., в этот период число юнионизированных рабочих возросло с 447 000 до 2 072 000. Поток новых рабочих, желающих вступить в профсоюз, начался с побед забастовок 1897 и 1898 гг., в ходе которых выдвигались требования принимать на работу только членов профсоюза. Число забастовок в поддержку "признания права союза на существование" росло; было сообщено о 140 таких забастовках в 1897 году. Число рабочих, участвовавших в этих забастовках, возросло в 10 раз за семилетний период.
Членство в профсоюзах.jpg
Президентство Франклина Рузвельта стало поворотным пунктом во взаимоотношениях правительства и профсоюзов: президент нуждался в поддержке своей экономической политики. Принятые в интересах профсоюзов законы наряду с потрясениями Великой депрессии привели к тому, что самый быстрый рост числа членов профсоюзов в США наблюдался в период с 1937 по 1945 год. На приведенном выше графике мы видим, что на тот момент профсоюзы охватывали около трети от общего числа работников. Но даже такого процента хватило, чтобы считать их массовой всеохватывающей организацией, способной решить проблему избыточной конкуренции на рынке труда. Рост доходов рабочих, в свою очередь, стимулировал экономический рост.

Среди других рыночных экономик наиболее всеохватывающий характер приобрели профсоюзные организации в Швеции и Норвегии. Например, большую часть послевоенного периода практически все состоявшие в профсоюзе работники физического труда в обеих этих скандинавских странах принадлежали к одной гигантской профсоюзной организации. Шведские профсоюзные лидеры отличаются от своих коллег в других странах тем, что поддерживали различные меры, способствующие экономическому росту, как, например, субсидирование трудовой мобильности и переподготовки кадров, а не поддержания занятости на убыточных предприятиях (что характерно для локальных профсоюзов). Таким образом, если малые группы в профсоюзном движении не в состоянии серьёзно влиять на рынок труда и ограничены своими местечковыми интересами, группы всеохватывающего размера наоборот, полезны для общества, что подтверждают экономические успехи Швеции и Норвегии, но в общем случае их возникновение сопряжено со значительными трудностями. Более того, график показывает нам, что со временем членство во всеохватывающих организациях идёт на спад. Закат профсоюзного движения в Америке обычно связывают с разгромом Рейганом профсоюза авиадиспетчеров в 1981 году, но на графике признаки спада видны раньше. Похоже, в классовой борьбе, когда дела идут хорошо, желания участвовать в профсоюзном движении у трудящихся становится всё меньше. Это приводит нас к заключению, что и на этом фронте в конце концов доминирует малочисленная группа производители/собственники.

2.6. Возможен ли сбалансированный экономический рост?
Tags: Экономическая теория
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments